25.05.2012 | 19:37

Петербург открывает фестиваль "Звезды белых ночей"

Премьерой оперы Мусоргского «Борис Годунов» открывается в эти минуты в Петербурге фестиваль «Звезды белых ночей» – любимое детище Валерия Гергиева. Поставить спектакль маэстро пригласил британца Грэма Вика. Еще во время репетиций его трактовка русской классики вызвала бурные споры. Теперь в репертуаре Мариинского театра – два «Бориса Годунова», и у публики есть возможность сравнить остросовременную новинку с версией Андрея Тарковского – единственным оперным экспериментом гениального кинорежиссера. Рассказывают «Новости культуры».

Этот спектакль разрушает оперную традицию с первой сцены, как только поднимается занавес. Действие разворачивается не в XVI веке, а в наше время. Мрачная картина. На земле – золотой герб Советского Союза. 1991 год. Народ ждет новой власти, как, наверное, ждали и несколько веков назад, когда закончилась династия Рюриковичей.

Эту оперу поставил англичанин – известный режиссер Грэм Вик. Взгляд со стороны. Как жила и живет наша страна. Исполнитель партии Бориса Годунова Евгений Никитин считает, что мастеру удалось передать атмосферу российской жизни. И добавляет: «он не обманул ни на йоту».

«Это очередная попытка перекинуть мостик отсюда – туда. Осмыслить, что изменилось, что не изменилось, – в общем, подумать о себе, о своей родине», – говорит он.

Подобные оценки звучат и от художественного руководителя Мариинского театра Валерия Гергиева: «Сегодня эту оперу можно приблизить к новостным передачам. Иногда театры занимаются тем, чем, казалось, должны заниматься журналисты, тележурналисты».

За полтора века оперу «Борис Годунов» в Мариинском театре ставили десять раз. Но этот спектакль отличается от других. Грэм Вик работал с самой первой партитурой Мусоргского, которую критики того времени едва не погубили.

Осенью 1870 года Мусоргский завершил работу над своей оперой «Борис Годунов» и представил ее в дирекцию Императорских Санкт-Петербургских театров. Однако коллегия, в которую входили капельмейстеры театра, отвергли партитуру и отправили ее на доработку. Позже Римский-Корсаков напишет: «Работу не приняли из-за ее новизны и необычайности музыки. Кроме того, в вину Мусоргскому поставили то, что в опере нет сколько-нибудь значимой женской партии».

В этой постановке нет почти обязательной для оперы любовной линии. Нет Марии Мнишек, лишь дважды появляется Гришка Отрепьев. На первом плане Борис Годунов, его сын Федор и – главное – Василий Шуйский. Человек, который стоял за спиной царя. По стилистике постановка, скорее, подошла бы для второй сцены Мариинского театра, нежели для академической площадки. Новаторские декорации, отсутствие исторических костюмов, артисты на сцене в будничной одежде – брюки, свитера, куртки. Уже после генеральной репетиции опера вызвала шквал споров. Насколько объективно британский режиссер показал происходящее в нашей стране и нас самих? Дискуссия началась.