27.07.2008 | 18:19

95 лет со дня рождения Виктора Хохрякова

Исполнилось 95 лет со дня рождения Виктора Хохрякова. В списке знаменитых ролей народного артиста СССР - секретарь Проценко из "Молодой гвардии", начальник колонии в "Семи няньках", главный герой в фильме "Ошибка Оноре де Бальзака". Однако задолго до кинематографа в жизни Хохрякова появился театр. Самодеятельный - в Башкирии, драматический - в Харькове, Московский театр Транспорта, с которым он исколесил всю страну, и, наконец, - Малый, где он переиграл почти весь репертуар Островского, сам поставил несколько спектаклей. Подробности – у "Новостей культуры".

Молодогвардейцы и в фильме, и за кадром, его считают уже взрослым. А Хохрякову всего 35. Он еще малоизвестен, да и в легендарной картине оказался почти случайно. Начинающий артист Хохряков как-то спрашивал у знаменитого Иллариона Певцова, как у того слезы появляются поочередно на каждом глазу, да еще и останавливаются на щеке в нужный момент спектакля. Неужели – и это – тоже актерское мастерство. Дело тогда было в ослепляющих софитах, но, говорят, Герасимов долго смеялся, услышав эту историю, и пригласил Хохрякова на пробы.

О сцене он и не мечтал, в драмкружок, еще в Башкирии, его чуть ли не за руку привел отец. И судьба, словно обидевшись на то детское нежелание быть артистом, еще лет двадцать будет испытывать Виктора Хохрякова. Он мог бы остаться в Александринке, но уехал в только что созданный театр в Харькове.

Играл много, знал наизусть все спектакли, вот только его самого знали немногие. В легендарный Малый Хохряков пришел уже с Государственной премией. Ему 40, но вот парадокс, здесь его теперь считают молодым.

Александр Бурдонский, народный артист России: "Жизнь его там была не такой простой, потому что еще активны были люди первого ряда, и он пришлый человек, со стороны, при всем его таланте, при том, что имел и Государственные премии, известен по кино, но очень часто ему доставалось играть во втором составе".

Его называли актер-фантазер, многие роли он придумывал сам. Про его голос, словно поставленный мастером-вокалистом, говорили - можно слушать как музыку. Он – словно воплощение матушки-Руси, заметил кто-то из коллег. Но Хохряков вдруг превращался в изящного француза.

Александр Бурдонский, народный артист России: "Я не очень люблю его роли, где он играл партийных людей или председателей колхоза, мне кажется, ему это не шло, он был человек, более такого – раблезианского разлива".

Горький, Чехов, Толстой, русская и советская классика и, конечно, Островский. Хохряков – уже давно не во втором составе, он играет, ставит сам. Большой, иногда неповоротливый, на сцене он становился грациозным и мог порхать, передавая в зал тонны своего обаяния, даже если играл совсем не положительных героев.