28.07.2008 | 14:43

Да будет свет! В Большом театре

Одним из самых ожидаемых событий московской музыкальной осени должно стать открытие Большого театра после полномасштабной реставрации. Времени осталось не так много, а восстановление бесценных и с художественной, и с исторической точки зрения интерьеров главного театра страны требует от специалистов особого мастерства. Одних только уникальных люстр, светильников, канделябров в Большом около трехсот. На протяжении трех лет над их реставрацией трудятся сразу несколько мастерских. За тем, как возрождается "свет Большого", наблюдали "Новости культуры".


Майя Стриженова – одна из первых, в середине семидесятых, пришла в "Центр реставрации". Мастерская находится на улице Школьной –бывшей "Ямской слободе". Здесь занимаются светом Большого театра.

На столе больше пятидесяти деталей – разобранная люстра из хорового зала, свидетельница коронации Николая Второго. Ее вес – триста килограммов.

Майя Стриженова, руководитель мастерской "Центр реставрации": "Было несколько слоев золота, сняли, дошли до первого слоя, дополняли кусочками золота".

Здесь – люстры–близнецы….Одной повезло больше, она полностью сохранилась. Другой требуется серьезная помощь.

Газовые клапаны регулировали яркость света. Его отражали хрустальные подвески. В зале люстры проще, но тоже с изыском.

Майя Стриженова, руководитель мастерской "Центр реставрации": "У нас 76 бра. Выглядят, как люстры".

У них есть дублеры. Если светильник поломался, ночью его заменят, и утром уже никто не отличит двойника".

Майя Стриженова, руководитель мастерской "Центр реставрации": "Для нас каждый предмет, как ребенок…"

Канделябры из буфета Большого театра на время перекочевали в его реставрационные мастерские. Дети французской фирмы "Тамир" проходят здесь курс реанимации. В конце девятнадцатого века свечам предпочли лампочки. Электрические провода замаскировали под золотым ажуром…

Сергей Латышев, реставратор: "… И многое пришлось перезолачивать".

В "Центре реставрации" – сто сорок люстр и светильников.

Майя Стриженова, руководитель мастерской "Центр реставрации": "Бра из царской ложи XVIII век".

Главной угрозой для позолоченных бра оказались тряпки и щетки уборщиц. Но из рук Галины они вышли, как новенькие. Она –позолотчик в четвертом поколении. Ей поручают самую кропотливую работу. Кисть из белки или соболя – тонкую пластинку сусального золота иначе не подхватить.

Майя Стриженова, руководитель мастерской "Центр реставрации": "Несколько слоев реставрационного лака и только потом золото, если мастер ровно без морщинок".

Кошка Муська безошибочно угадывает раритеты… Мастерская для нее – дом родной. Она здесь десять лет…

Майя Стриженова, руководитель мастерской "Центр реставрации": "Она чувствует, где новое, где старое… раньше были газовые, потом провода…"

Реставраторы Большого в каталогах 1820 года нашли канделябры со свечами. Но их по пальцам пересчитать. Практически все произведения искусства стали жертвой электрофикации.

Сергей Латышев, реставратор: "Яшма – провода в голове, а здесь были свечи…"

Здесь ждут своего часа люстры из главного фойе Большого – им нужно гальваническое золочение.

Майя Стриженова, руководитель мастерской "Центра реставрации": "Почти ничего не сохранилось, конкурс объявили на этот проект".

Читайте также: В Большом театре завершена длительная реставрация

Большой театр уже на три этажа ушел под землю

Александр Соколов о реконструкции Большого театра

О реконструкции Большого

Обновленное здание Большого театра откроется не позднее 1 ноября