28.07.2008 | 15:59

Томас Венцлова: "Поэзия проясняет темный быт"

Томас Венцлова – литовский поэт с мировым именем, переводчик, литературовед, друг Нобелевских лауреатов Иосифа Бродского и Чеслова Милоша – приехал в Москву на презентацию нового поэтического сборника. На русском языке уже издано пять его книг: "Неустойчивое равновесие", "Собеседники на пиру", "Свобода и правда", "Граненый воздух", "Статьи о Бродском". Теперь выходит шестая – "Негатив белизны". Рассказывают "Новости культуры".

Томаса Венцлова можно встретить у Дома Юргиса Балтрушайтиса. Как раз об этом литовско-русском поэте-символисте он писал диссертацию, когда его выслали в США. "Я был уверен, что умру там, не увидев ни Литву, ни Россию, потому и писал такие мрачные сочинения", – говорит поэт. Однако и в последнем из написанных Венцлова стихотворений никакого оптимизма. Извержение вулкана на острове Мартиника он рифмует с разговором Блока и Белого о судьбах двадцатого века. "С такой черной иронией написанные стихи, но я иначе и не умею, такой негатив белизны", – рассказывает Томас.

"Негатив белизны" – это слова из стихотворения Венцлова "В Карфагене много лет спустя". "Снимаешь что-то темное, а на негативе оно белое. Такая метафора. Поэзия проясняет темный быт", – поясняет он. Эта метафора поэзии дала название двуязычному сборнику стихов Томаса Венцлова. "Я – поэт очень мало продуктивный. В книжке семьдесят стихотворений, а всего – двести десять таких, которые я считаю возможным печатать, – замечает поэт. – Надежда Яковлевна Мандельштам мне как-то сказала: "Чтобы оправдать свое существование перед Богом, нужно написать тридцать хороших стихотворений". Наберу ли я тридцать, я не знаю, но цель моей жизни – набрать эти тридцать стихотворений".

Количество для Венцлова не ценность. Так, например, он верит в константу Энценсбергера – немецкого поэта, который считал, что в любой стране есть постоянное число читателей поэзии. "Я думаю, что в любой стране, в любую эпоху, эта константа сохранялась. Даже и в эпоху Пушкина в России стихи читали три тысячи с небольшим человек", – убежден Венцлова.

Большинство стихотворений для "Негатива белизны" перевел русский поэт Виктор Куллэ. К переводу Венцлова он относится серьезно, ведь поэт сам переводил на литовский поэзию Бродского, Ахматовой, Пастернака и Мандельштама. Теперь Венцлова занимается подробным разбором стихотворений этих поэтов со своими аспирантами в Йельском университете. А пока в Йеле каникулы, Венцлова встретится с кем-то из тех трех тысяч русскоязычных ценителей поэзии.