29.07.2008 | 15:24

Пятьдесят лет назад в Москве был открыт памятник Маяковскому

В этот день, 50 лет назад, в столице, на площади, уже носившей имя Владимира Маяковского, был открыт памятник поэту. Первые лица государства произносили на торжественной церемонии речи о "победе бессмертных идей коммунизма". Однако для московской молодежи конца 50-х этот монумент стал символом подлинной свободы. Но иначе и не могло случиться с памятником яростному противнику памятников, отрицавшим "всяческую мертвечину". О влиянии бронзы на "оттепель" – "Новости культуры".

В пыли и паутине – это сейчас он – затерянный среди других великих. Но именно таким Маяковский мог предстать перед публикой еще в 41-ом. Скульптор Лев Кербель тогда выиграл первый тур Всесоюзного конкурса на памятник Маяковскому. Второго тура уже не было - помешала война. А это уже конец 50-ых. Та же фигура в полный рост, тот же узнаваемый пробор на голове. И большие сомнения у автора – это уже скульптор Александр Кибальников – примет ли комиссия его творение.

Валентина Кибальникова, дочь скульптора Александра Кибальникова: "Процесс был очень долгий, году в 48-ом началось, а открытие в 58-ом состоялось, то есть по самым таким приблизительным прикидкам это длилось в течение десятилетия".

Кто-то не видел в этом образе громогласного поэта-агитатора, кому-то толстоваты показались губы. Лиля Брик тогда лишь намекнула – с губами все в порядке. Но решающую роль все же сыграло слово сестры поэта – Людмилы Маяковской.

Валентина Кибальникова, дочь скульптора Александра Кибальникова: "Был последний такой этап, очень напряженный, когда должно было уже стать ясно – Кибальников или кто будет делать, и пришла тогда впервые – не впервые Людмила Маяковская, она посмотрела и сказала: "Это Володя, другого она не представляет, он такой, каким и был".

На кадрах хроники – этот день 50 лет назад. День триумфа Александра Кибальникова. Он первым среди скульпторов получит Ленинскую премию. А площадь перед памятником почти сразу после его открытия превратится в советский Гайд-парк.

Игорь Волгин, писатель, историк: "То, что поставили памятник поэту, который по своему типу, по духу – бунтарь, нонконформист, разрушитель основ, и в то же время – человек, преданный власти, преданный социализму – это все совпало, потому что тогда – какое было настроение в обществе – было обновление".

Здесь собирались за полночь. Воодушевленные после XX съезда партии и Всемирного фестиваля молодежи. Говорили обо всем и в полный голос. Во всей стране тогда не было такого островка свободы. Читали стихи – не только Маяковского, но и то, что было под запретом, читали все: и школьники, и знаменитые, и молодые – Евтушенко, Рождественский, Вознесенский. Говорят, аплодисменты даже перекрывали шум машин.

Игорь Волгин писатель, историк: "Ни на одно свидание в жизни, личное, интимное я не ходил с таким волнением и трепетом душевным, с каким я ходил на площадь Маяковского, это было все – общественное признание, возможность поговорить по душам".

Эти встречи скоро запретили. Но Маяковский еще многих вдохновит. Пятнадцать минут у памятника в ожидании вечернего режима съемок, говорят, понадобилось Геннадию Шпаликову, чтобы придумать строчки: "А я иду, шагаю по Москве…"