22.07.2019 | 10:32

Наталия Солженицына принимает поздравления с юбилеем

Сегодня юбилей у Наталии Дмитриевны Солженицыной. В течение сорока лет она была рядом с Александром Солженицыным. Жена, секретарь, редактор, помощница. Юлия Струкова встретилась с Наталией Дмитриевной в музее-квартире писателя в Москве.

«Это 1969 год, это время нашего романа, нашей любви. Я его сфотографировала, а он меня. В Архангельской области мы путешествовали пешком, на лодке, и там разрабатывали планы, как будем выпускать журнал. Его выслали. Я чувствую себя здесь, как дома. Потому что это квартира, где родились все наши сыновья, где я и растила. Трудности были бытовые. Например, в той квартире нет балкона, и надо было гулять с детьми, таскать коляску. Когда Александр Исаевич приезжал, он гулял с младенцем, с коляской и всегда читал. Но поскольку ему все равно было где читать, он облегчал это время. У нас церковь Успения Словущего на Успенском Вражке, там крестили одного, Игната, который музыкант», - рассказывает Наталия Дмитриевна.

30 декабря 1972 года председатель КГБ Андропов сообщил об этом событии в ЦК КПСС. В документе указано - на крещении присутствовали Ростропович, Вишневская, а на обеде после «другие связи Солженицына».

«Это вообще, слушайте! Андропов, шеф КГБ, пишет в ЦК КПСС! Сидят люди, страной руководят, и он пишет докладную записку, что вот, Солженицын крестил своего сына, и после того там был обед, и там были такие-то…Как он пишет, «связи Солженицына». Вот что значит тоталитарное государство!», - делится Солженицына.

Они жили в этой квартире 4 года. То, что надо было скрыть от посторонних ушей, друг другу писали. Точно знали – есть прослушка КГБ:
«Что она была, мы не сомневались. Но мы не знали, каким образом она осуществляется – жучки в стенах или в окне – мы не знали. А в «перестройку» вышла книжка, которая называлась «Кремлевский самосуд». И там есть просто разговоры между мной и Александром Исаевичем, которые реально были. Это тоже писал Андропов докладывал в ЦК – вот какие разговоры они ведут, вот как они воспитывают старшего сына – про войну во Вьетнаме».

На кухне портреты самых близких друзей.

«Вот Андрей Дмитриевич Сахаров. Не бывал здесь часто, но был в последнюю ночь перед нашим отлетом, когда Александра Исаевича арестовали и выслали. В день, когда его арестовали, он был с целой группой людей, а потом он пришел нас провожать. И вот тут, за столом, который тут стоял, мы все сидели, пели, всю ночь пели и плакали. Плакали даже не от грусти. Солженицына повязали, восемь человек вывели его отсюда, потом восемь в самолете сопровождали. Выслали силой. Он сам же не поехал. Когда ему дали в 70-м году Нобелевскую премию, он мог поехать ее получать. Он отказался, боялся, что ему назад путь преградят. И когда в «перестройку» стали публиковать документы, так и оказалось - его бы обратно не пустили. Он никогда не хотел уезжать из России. Казалось, что это расставание необратимое. Но оказалось, что мы хоть и старыми, но вернулись».

В жизни Натальи Дмитриевны было много переездов, обустройства новых домов. И всегда так же много работы:
«В жизни я вообще очень быстрая. Кручусь быстро. Хозяйством, конечно, занимаюсь. Люблю печь, например, пеку пироги. Вот если бы у вас сейчас было время, я бы угостила вас сейчас пирогом из своей антоновки. Если мы сейчас быстро кончим, мы еще успеем выпить. Чаю».

Одним из первых именинницу поздравил президент России Владимир Путин. «Вы посвятили свою жизнь, энергию, дар созидания развитию благотворительности и просветительства. Стояли у истоков востребованных образовательных, гуманитарных проектов», - заявил он.

Юлия Струкова

Новости культуры