04.07.2019 | 15:15

С режиссером и сценаристом Себастьяном Аларконом простились в московском Доме кино

В Москве простились с режиссером и сценаристом Себастьяном Аларконом, он много снимал в Советском Союзе и говорил, что у него две родины ‒ Чили и Россия. 

Человек с необычной судьбой ‒ чилийский режиссер, с которым прощаются в московском Доме кино. Себастьян Аларкон приехал в СССР в 1971 году, окончил ВГИК, остался жить и работать в Советском Союзе, не только потому что в Чили произошел военный переворот.

«Вервые я увидела Себастьяна именно в Доме кино, когда я еще училась в школе. Здесь показывали фильмы вгиковцев. Это был его первый фильм, который так и назывался "Первые страницы". Я еще только собиралась поступать во ВГИК и обратила внимание на удивительного человека: необычайной внешности и энергии, поскольку в этом фильме, который он снял после переворота, он сам начинал и заканчивал, и говорил: "Я чилиец, это моя родина"», ‒ рассказала киновед, первая жена С. Аларкона Татьяна Яковлева. 

«Мы провожаем человека, у которого жизнь разделилась на две половины ‒ Чили и Россия ‒ одинаково полюбил и ту, и другую страну. Даже прах завещает развеять в Чили, а не здесь, но дело не в том. Снял много замечательных фильмов ‒ международные призы, он был членом жюри ММКФ. Так и мотался между Чили и Россией», ‒ говорит режиссер, народный артист России Владимир Хотиненко. 

Себастьян Аларкон Россию и все, что с ней связано, полюбил навсегда. А картины на «Мосфильме» снимал про Чили. Тему его полнометражного дебюта ‒ «Ночь над Чили» ‒ продолжала лента о концентрационном лагере Чакабуко, затем был фильм о военном диктаторе, об агентах КГБ на задании в Чили...

«Все, что он делал, все, что показывал, было настолько ярко и запоминалось, что я очень хорошо и четко помню его картины ‒ такая экспрессия, столько чувства, ума», ‒ подчеркнул режиссер, народный артист России Вадим Абдрашитов. 

«Интересный был этот его южный темперамент, который соединился с нашей русской жизнью, которую он тоже полюбил, и она стала для него родная, потому что он провел здесь огромное количество лет», ‒ отметил режиссер, народный артист России Павел Чухрай. 

«С самого детства отец очень много рассказывал о своем детстве, об индейцах, истории Чили. И, конечно, индейский характер идет у него от индейцев ‒ упертость, принципиальный подход ко всему», ‒ вспоминает сын С. Аларкона Денис Аларкон Рамирес. 

В 90-е Аларкон решил вернуться на родину ‒ в Чили, но своим там так и не стал. Сравнивал себя с первым испанцем, который приехал в Чили, и так хотел стать индейцем, но оставался для них иностранцем, а в свою Испанию уже не мог вернуться. Спустя 10 лет Аларкон снова отправился жить в Россию, но эта страна тоже уже стала другой.

«Его всегда называли: свой среди чужих, чужой среди своих. У себя на родине он тоже не смог найти признание, хотя все его фильмы были сделаны о Чили и говорили о судьбе народа или о революции», ‒ добавил Денис Аларкон Рамирес.

Последние годы Себастьян Аларкон преподавал режиссуру во ВГИКе и в Московском институте телевидения и радиовещания «Останкино». Проститься с ним пришли не только его родственники, друзья и коллеги, но и студенты.

Ирина Разумовская

Новости культуры