14.08.2008 | 16:56

Леонид Беляев об археологических раскопках в Москве

В гостях у "Новостей культуры" побывал доктор исторических наук, археолог – Леонид Беляев.

– Скажите, давно ли существует в России практика спасательных археологических работ?

– Она зародилась в 30-е годы, после войны развивалась очень успешно. Известны большие спасательные проекты, на которых выросли такие мощные научные организмы, как Хорезмская экспедиция в Средней Азии, впоследствии, при перебросе рек, было несколько экспедиций очень важных, которые открыли нам Русский Север. Сами реки не перебросили, но информация научная осталась. Она была открытием и откровением. Значительная часть Москвы, если не вся Москва, делается, прежде всего, благодаря спасательным проектам.

– Специалисты говорят, что вся Москва является, по сути, историческим памятником. Можно ли уточнить, какие именно районы являются сейчас объектом наиболее пристального внимания археологов?

– В прошлом году состоялся замечательный раскоп в Кремле, первый системный раскоп в городе практически внутри средневекового города, сейчас ведутся работы в окрестностях, в Китайгороде, в древнейших монастырях Москвы – в Зачатьевском и в Даниловском, открывающие очень много нового. Кроме того, существуют памятники, несвязанные собственно со средневековой Москвой, скажем, Дьяково городище и вообще комплекс объектов, которые входят в зону "Коломенского" - чрезвычайно интересного объекта археологического в России и в Москве. Можно перечислять десятки, конечно, и сотни объектов, которые интересны. Москва вся, как Вы правильно сказали, это памятник археологии, поскольку из нее происходит Московское царство в конечном итоге, а из Московского царства – современная Россия, в каждом из нас шевелится средневековый москвич.

– Некоторые ученые утверждают, что Москва старше своего официального возраста, появились ли в последнее время тому какие-нибудь свидетельства со стороны археологии?

– Я бы сказал, что чем больше мы работаем над этим, тем меньше остается надежд на то, что историческая Москва, подчеркиваю, историческая, старше своего возраста. Если и старше, то очень ненамного. На несколько десятилетий может быть, что несущественно. Поскольку мы имеем сейчас хорошее представление, как должна выглядеть система средневекового русского города домонгольского. Мы ожидаем, прежде всего, керамики в большом количестве, лепной керамики для того, чтобы говорить о существенно раннем возрасте – X, может быть, XI веках. Вообще в Москве нет системного материала, которого следовало бы ждать от средневекового раннего города. Если говорить о древней Москве, самая большая "древность" Москвы – это ее название. Но это вопрос к лингвистам.

Читайте также: В преддверии Дня археолога