15.08.2008 | 11:47

"Читать Костина нелегко, но необходимо"

"Большому" писателю – "Большая книга". Имена лауреатов Национальной литературной премии станут известны в ноябре, но список финалистов уже оглашен и может служить предметом для оживленных дискуссий. Томский прозаик Владимир Костин, "ворвавшись" в шорт-лист со сборником повестей "Годовые кольца", собственным примером опроверг устоявшееся мнение о том, что попытки талантливого провинциала на равных войти в "высший свет" современной отечественной словесности заранее обречены на провал. Особенно если он не стремится ни заигрывать с читателем, ни эпатировать его. Прозу Владимира Костина критики называют "традиционной" – что в наши дни само по себе редкость – и одновременно "интеллектуальной". Он пишет о "маленьких" людях", а затрагивает "великие" вопросы борьбы человека и Времени. О личных взаимоотношениях с Хроносом автор рассказал "Новостям культуры".

Жизнь Владимра Костина, как годовые кольца могучего древа – все они разной толщины и впитывали разный опыт. За пятьдесят три года Владимир Костин сменил много разных профессий, и все они были связаны со словом, текстом и творчеством: филолог по образованию, преподаватель Томского государственного классического университета, журналист, телеведущий. Однако в первую очередь он всегда оставался писателем. "Читать Костина нелегко, но необходимо" – так выразился один из критиков, и дело даже не в специфических образах и характерах. "Есть соблазн идти по пути экстремального. Интерес к необычным характерам, судьбам, и в письме это отражается в виде некого экспрессионизма. Писатель пытается говорить о своем ярко, красиво. Все зависит от того, какой образ времени у писателя, – поясняет Владимир Костин. – Все самые главные вещи происходят на фоне ровного мерного течения бытия".

Его творчество берет свое начало в традициях русской литературы. Мотивы вины и ответственности сближают Костина с классиками. Однако вершиной его прозы все же стала публицистика. Долгое время он редактировал литературно-художественный альманах и журнал "Начало века", был соавтором книг о Томске, не упуская возможности сказать людям важные вещи.

Его первая собственная книга вышла десять лет назад, и неважно, видят ли персонажи над головой "Небо голубое, сложенное вдвое", или отправляются за счастьем "от равнины до равнины через три реки". Испытав на себе безжалостные удары эпохи, писатель не изменил движению вперед, навстречу познанию тайны человеческой души. "Как писатель я пытался думать и о сердце человеческом, и о том, как по-разному переживают люди. Иногда человек, дойдя до последних пределов падения, обнаруживает высокую степень чистоты, совершая единственный поступок, который способен искупить всю его жизнь. И наоборот", – считает Костин.

На обложке его новой книги изображен фрагмент писаницы. Это символ времени и мудрости предков. Эту фотографию Владимир Костин привез из Хакасии, где он отдыхает душой и сердцем. "Писатель и литература связана с тайной человека. И парадокс литературы в том, чтобы, разбирая эту тайну, ставить вопрос. В то же время литература должна бережно ее сохранить, оставить главный, самый вкусный остаток непознанности", – утверждает Владимир Костин.

Сегодня писатель отошел от преподавательской деятельности и сосредоточился на главном творении его жизни. Это непременно будет большой роман об истории и людях. Этот жанр требует гораздо больше усилий и, конечно же, времени.

Все материалы о премии "Большая книга">>>