25.08.2008 | 19:35

"Фоменки" глазами художника Татьяны Сельвинской

Первой премьерой на Новой сцене "Мастерской Петра Фоменко" можно считать открывшуюся сегодня выставку работ Татьяны Сельвинской. Известного театрального художника с "фоменками" связывает многолетняя дружба. В "Мастерской" Татьяна Сельвинская оформила ряд спектаклей, которые стали визитной карточкой этого театра. Рассказывают "Новости культуры".

Татьяна Сельвинская – сценограф, живописец, поэт. Недавно она отметила 80-летие. Начиная с 1956-ого года, оформила более 150 спектаклей в ведущих театрах Москвы, написала более 500 портретов, около двух тысяч картин, выпустила шесть сборников стихов. В последнее время художница и поэтесса не так активно сотрудничает с театрами, зато целиком отдается живописи. Уже в этом году ей удалось написать 38 работ. Они представлены на выставке "Моя Библия", открывшейся в фойе театра "Мастерская Петра Фоменко".

"Этому учиться невозможно, а побыть с этим хорошо", – сказал Петр Фоменко на открытии выставки Татьяны Сельвинской.

Петр Фоменко, художественный руководитель театра: " Вы умеете не обижаться ни на жизнь, ни на людей. Это сказывается в том свете, который возникает в этих работах, почти во всех . Я имею в виду свет. Хотя Блок говорил : "Познай, где тьма, поймешь, где свет".

"Библия" Татьяны Сельвинской далека от канонов. Художница не иллюстрирует Вечную книгу, а предлагает ее собственное прочтение. Минимальными средствами она создает обобщенные образы - Магдалины, ангелов, Серафима. Христа. Часто какая-то одна деталь напоминает о библейских событиях. Так, в картине "Несение креста" видны лишь ноги Иисуса. А в "Тайной вечери" заметны силуэты учеников, растворяющихся в лучах света. Также лаконично выглядят семь дней "Сотворения мира". Триптих, посвященный "Троице" Андрея Рублева, тоже как бы возникает из небытия. И все-таки, в станковых работах чувствуется, что их писал театральный художник. В них много юмора и игры. Например, автопортрет Татьяны Сельвинской – перевернутый. А одна из картин называется "Большая стирка".

Татьяна Сельвинская, художник: "Это анекдот есть. Висят два листочка фиговых. У Адама и Евы - большая стирка. Вот я этот анекдот позволила себе в 80 лет и хулиганскую Адам и Еву. Петр Наумович сказал: "Ну, наконец-то, вы хулиганите. Самое время".

"Восемьдесят – это самый счастливый возраст в моей жизни. "Я полностью свободна и ничего не боюсь", – говорит Татьяна Сельвинская. К тому же с театром художница не рассталась. Его атмосфера сохранилась в картинах художницы.

Читайте также: "Фоменки" обсудили новый сезон