27.08.2008 | 19:33

"Душа танца" Суламифь Мессерер

Она учила классическому танцу по всему миру, стояла у истоков создания японского балета, учила танцам труппу Ковент-Гардена и вывела на большую сцену Майю Плисецкую. Сегодня исполняется сто лет со дня рождения балерины Суламифь Мессерер. Многие партии из ее репертуара до сих пор остаются непревзойденными, а жизнь Суламифи Мессерер давно обросла легендами. Рассказывают "Новости культуры".

Она буквально ворвалась в Большой театр в 1929 году. Зная весь репертуар и амплуа танцовщиц, Суламифь Мессерер оказалась в нужном месте, в нужное время. "Она хорошо знала сцену, и когда надо было заменить заболевшую балерину, Суламифь это сделала", – рассказывает директор музея Большого театра Лидия Харина.

Валерия Уральская, редактор журнала "Балет", училась в ГИТИСе, когда там преподавала Суламифь Мессерер. Тренажные классы студенты обычно прогуливали, но только не уроки Мессерер. "Она буквально бегала на пальцах и удивительно ставила вращения", – вспоминает Уральская.

В Большом Суламифь всегда танцевала со своим братом – Асафом Мессерером. Ангел-хранитель, а по совместительству еще и хореограф, Асаф много ставил специально на нее. Вместе они танцевали "Светлый ручей". Спустя восемьдесят лет фотографию того спектакля привезли в Лондон вместе с новой постановкой, и англичане сразу узнали балерину.

В тридцатые годы брат и сестра Мессерер покорили Париж, а когда Игорь Моисеев в 1935 году пригласил Суламифь танцевать Суок в "Трех толстяках", Асаф придумал для нее кукольные механические движения. "Она показала Моисееву, и тот согласился", – продолжает Лидия Харина. Потом их с точностью повторила актриса Лина Бракните в знаменитом фильме Алексея Баталова "Три Толстяка".

Когда арестовали и сослали в ГУЛАГ ее сестру Рахиль, актрису немого кино, Суламифь стала воспитывать свою племянницу Майю Плисецкую. "Она на шубу надела орден и отправилась в ГУЛАГ, чтобы помочь сестре", – замечает Валерия Уральская.

Она стала первым педагогом для Плисецкой. Именно Суламифь сделала для нее новую редакцию "Умирающего Лебедя". Никто лучше Суламифь не танцевал Коппелию и Китри. За свои коронные партии, она боролась с могущественными соперницами. "Выскочила в прыжке на сцену, крикнув Головкиной: "Пошла вон!", и танцевала", – поясняет Лидия Харина.

После сорока двух Суламифь занялась педагогикой и уехала в Лондон. Валерия Уральская встретила ее в Лозанне в бежаровской труппе. "Ее любили всюду, где она преподавала. Она все показывала, все в темпе", – отмечает Уральская.

Английская королева удостоила Суламифь Мессерер титула Дамы, а журнал "Балет" признал ее "Душой танца". За наградой в Москву балерина приехала, когда ей было уже за девяносто. "Да учу и еще могу ноги поднимать", – говорила она тогда.

Семья Суламифь Мессерер – настоящая балетная династия. Ее сын Михаил тоже преподает в Ковент-Гарден, а внучка Мишель-Суламифь, которую назвали в честь папы и бабушки, мечтает стать балериной.