28.08.2008 | 19:32

Байройт – "вагнеровское королевство"

Самый необычный, самый консервативный по содержанию и самый вызывающий по форме вагнеровский фестиваль завершается премьерой. В эти минуты в Байройте уже сыграно первое действие драматической мистерии "Парсифаль" и объявлен полуторачасовой перерыв. Это лишь одна из многочисленных традиций фестивальных постановок, поддерживающих волю самого Рихарада Вагнера. За соблюдением незыблемых правил следят прямые потомки композитора. Они руководят смотром и определяют репертуарную политику. Как организована жизнь в "вагнеровском королевстве"? Рассказывают "Новости культуры".

Байройт – это заповедник Рихарда Вагнера. Улицы в областном центре Верхней Франконии названы по именам членов семьи композитора и по названиям его опер, а все дороги ведут в Фестшпильхаус. Слушать и смотреть оперы Вагнера в театре, построенном им самим, – предел мечтаний любого из его почитателей. Всего десять лет в ожидании билета – и можно насладиться самым аутентичным звучанием музыки Вагнера рядом, например, с Ангелой Меркель. Байройтский фестиваль традиционно пользуется вниманием политической элиты Германии, слывет консервативным и не очень открытым. Однако замысел самого Вагнера был иным. Вместо обычных театральных звонков в театре Вагнера звучат фанфары. После каждого акта музыканты выходят на балкон и играют фразу из следующего. Музыка должна окружать человека, считал поборник синтетического театра. Свой театр он строил по образцу античного. "В античности сцены строили под открытым небом, поэтому потолок в Фестивальном театре подражает средиземноморскому небосводу", – поясняет историк театра Вагнера Петер Эммерих.

Колонны и обрамляющие сцену порталы также намекают на модель античного храма. Все внимание публики должно быть сосредоточено на представлении, считал Вагнер. Поэтому у зала такая конструкция: постепенное сужение, все линии сходятся к сцене. В этом театре нет ни балконов, ни ярусов, а только амфитеатр и ложи с одинаково жесткими стульями. Оркестр скрыт от зрителей. Это радикальное для своего времени нововведение до сих пор обеспечивает акустическое своеобразие театра. "Кажется, это самое неудобное дирижерское место. Оркестранты сидят амфитеатром, достаточно далеко от меня, я их еле вижу. А из-за особенной конструкции оркестровой ямы певцы реагируют на мои жесты с некоторым запозданием. Но когда приспособишься, оркестр и правда звучит здесь удивительно хорошо и зрителя от представления не отвлекает", – замечает дирижер Себастьян Вайгле.

Главное сходство Фестшпильхауса с античным театром, по мысли Вагнера, должно было заключаться в мистериальности и демократичности зрелища. "В центре – Вотан, верховный бог германо-скандинавского пантеона; справа – муза античной трагедии, слева – богиня музыки, в которой можно узнать черты Козимы, жены Вагнера. И, наконец, Зигфрид, олицетворяющий будущее", – рассказывает экскурсовод.

С ценностными ориентирами Рихарда Вагнера знакомит фреска над дверями его дома Ванфрид. Еще не так давно там жили члены семьи Вагнера. Влияние их до сих пор так сильно, что обновление традиционной биографической экспозиции станет возможным только к 2013 году. "Вагнер – противоречивая фигура. Говорить о нем невозможно вне связи с тем, как воспринималась его музыка. Тот факт, что его творчество связывалось с идеей истинно арийского духа во времена Третьего Рейха, не может оставаться неосознанным для современных интерпретаторов", – рассказывает директор музея Вагнера Свен Фридрих.

История восприятия Рихарда Вагнера как зеркало истории Германии. Эта тема стала подниматься на сцене Фестшпильхаус только в последние годы. Премьера Байройтского фестиваля этого года – новый "Парсифаль". Третье действие разворачивается на развалинах дома Ванфрид – семейного гнезда Вагнеров – ссылка на годы Второй мировой. "Современная режиссура не новость для Байройта. Именно здесь появилось легендарное "Кольцо Нибелунга" Патриса Шеро. Здесь ставил Вернер Херцог, мог бы ставить Ларс фон Триер. Увы, он отказался, но зато у нас теперь есть Катарина Вагнер", – замечает главный редактор "Северобаварского курьера" Герд Дитер Майер.

Катарина Вагнер – правнучка композитора и дочь Вольфганга Вагнера, бессменно руководившего фестивалем сорок лет. Со времен вдовы Вагнера Козимы, она первая женщина, которая претендует на пост директора фестиваля, и самый молодой режиссер, когда-либо допущенный до постановки в Байройте. Именно с ней связаны надежды на обновление фестиваля. Постановка "Нюрнбергских майстерзингеров" Катарины Вагнер – это довольно хулиганская интерпретация Вагнера. В одной из сцен ему даже отрывают нос. Немецкие классики в "Нюрнбергских майстерзингерах" Катарины Вагнер – стали символами тоталитарного порядка. Для традиции, которая препятствуюет свободе художественного самовыражения, у нее есть и другие метафоры.

"Книги в желтых обложках, которыми я жонглирую во время представления, – символ общедоступного знания. По ходу действия их становится все больше, так что я практически небоскребы могу из них строить. Это значит, я достиг пределов своей ограниченности", – поясняет исполнитель роли Сикстуса Бекмессера Михаэль Фолле. Насыщенная действием режиссура Катарины Вагнер – явный антипод ограниченности. "Сверху падают ботинки, сценические конструкции безостановочно перемещаются, мне все время нужно рисовать, работать с реквизитом, играть. Требуется особая концентрация, чтобы при всем при том не забывать петь", – признается исполнитель роли Вольфганга фон Штольцига Клаус Флориан Фогт.

Юрий Вишняков уже двенадцать лет подряд приезжает из Москвы в Байройт, чтобы петь в хоре. За это время он повидал многое, но и от него постановка Катарины Вагнер потребовала особых умений. "Сцена в три яруса. Мы на них высыпаем с банками из-под супа – а в них краска – и начинаем друг-друга мазать", – рассказывает он.

Новый интеллектуальный "Парсифаль", красочные "Майстерзингеры", минималистичные "Тристан и Изольда" в постановке Кристофа Марталера и "Кольцо Нибелунга", поставленное драматургом Танкредом Дорстом. Сформированная за последние годы программа Байройтского фестиваля демонстрирует новые стратегии. "Новый стиль фестиваля очень чувствуется в жизни Байройта. В этом году "Майстерзингеров" транслировали на городской площади, появились билеты для студентов", – отмечает зритель Габриэль Витман. "Новые байройтские постановки не очень приятно выглядят, но сделаны с умом и близки Вагнеру по духу. А это главное. На мой взгляд, его оперы вполне подходят для ре-интерпретации с точки зрения современности", – считает зритель Клайв Батлер.

"Дети, творите новое" – на это высказывание Рихарда Вагнера сегодня в Байройте ссылаются так часто, как никогда раньше. Право дополнить неизменные для Мекки вагнерианцев традиции новаторством нового поколения будет закреплено за новым директором уже совсем скоро, в сентябре этого года. И сегодня Байройт делает ставки на то, кто им станет.

Читайте также:
Вагнеровский фестиваль В Байройте

Только Вагнер! Открывается музыкальный фестиваль в Байройте