28.03.2019 | 19:53

О проблемах "народной реставрации"

Жители села Ильинка Оренбургской области на свои деньги отремонтировали церковь. И фактически спасли ее от разрушения. В итоге были оштрафованы за то, что нанесли ущерб памятнику культуры. О проблемах «народной реставрации» - Юлия Струкова.

В сорока километрах от Москвы в Подольском районе – храм Живоначальной Троицы. Он был построен в начале XIX века по проекту известного швейцарского архитектора Доменико Жилярди. Красный кирпич, стиль ампир. Сейчас его облик несколько изменился.

Отштукатуренные фасады с новодельными иконами. Пластиковые окна, перила, мозаика, наклеенная прямо на колонны. Зеленая краска. «Точь-в-точь, как на Елоховском соборе», – говорит настоятель отец Димитрий. Храм начали восстанавливать 29 лет назад. Ремонтировали купол, замазывали трещины.

«Почему мы ее не оставили кирпичной, как она была изначально? Если б вы меня спросили в 90-м году, я б вам благодарен был. Потому что в 90-м я не знал, что было, она была настолько ободранной. И мы стали сразу же что-то делать. Здесь и с той стороны сделали сразу же штукатурку. А потом, бабушки деньги несут, а я что, буду разбивать?» - заключил настоятель Троицкого храма в селе Коледине протоиерей Дмитрий Мельник.

Реставрация «не по науке», а «на свой вкус» началась в 80-х, с восстановления приходов. За три десятилетия стала явлением, особенно распространенным в глубинке. Все это время множество «объектов культурного наследия», «охраняемых государством», на самом деле никто не охранял. Они ветшали, и нужными для богослужений оказывались только самим жителям.

«Нельзя ударить по рукам и сказать, что никто не должен приближаться к нашим памятникам. Особенно, если говорить о памятниках регионального значения, которые особенно лишены какого-либо внимания. Но с другой стороны, это необходимо регулировать», - подчеркнул первый заместитель председателя Комитета по культуре Государственной Думы России Александр Шолохов.

Таким был памятник деревянного зодчества XIX века, часовня Николая Чудотворца, в селе Ракула Архангельской области до реставрации. Два года назад вокруг памятника разразился громкий скандал. Часовню, которую последние 10 лет заливало дождями через дырявую крышу, жители покрыли сайдингом.

Теперь внутри сухо, стены побелены. И вся старина на месте, под сайдингом.

«Страху-то было много. Я почитала Уголовный кодекс, так по нему мы ничего не разрушили. Конечно, мы не согласовали, но у меня не было времени согласовывать. В 16 году, как мужики посмотрели ту крышу, сказали, что надо срочно делать, а то крыша упадет. Были такие метели, она бы не выдержала в тот год. Если б я занялась бумагами, как по закону, то просто мы бы ее упустили», - рассказала жительница села Ракула Надежда Пермиловская.

73-й Федеральный закон, объясняющий, какие действия можно осуществлять с памятниками культурного наследия, на местном уровне пытаются обходить. Власти часто поддерживают энтузиастов в местных бюджетах на восстановление памятников нет ни денег, ни специалистов.

«Жители села Ракула очень инициативные у нас, с активной жизненной позицией, и конечно, все это было сделано во благо памятника, который, если бы они не отремонтировали, он просто развалился бы», - подчеркнула глава муниципального образования «Ракульское» Холмогорского района Архангельской области Татьяна Визжачая.

Пенсионеры села Ильинка Оренбургской области тоже устали ждать ответа от властей. В 2010 году в церкви начала XIX века сделали крышу, вставили окна, отремонтировали колокольню. Своими силами. На пенсии и пожертвования.

Два года назад прихожан судили за незаконный ремонт, нанесенный памятнику ущерб и оштрафовали на 20 тысяч рублей. Любые работы внутри и снаружи памятника запретили, пригрозили уголовной ответственностью.

«Сперва обследование - где-то 100 тысяч с лишним, потом документы основные - 2 с лишним миллиона», - рассказал житель села Ильинка Николай Киньшаков.

В обществе охраны памятников уважают лучшие побуждения «народных реставраторов», но не готовы оправдывать вандализм. Прежде чем начать какие-либо работы, предлагают проконсультироваться в местных органах охраны культурного наследия.

«Для небольших работ, например, по консервации, которые способны предотвратить дальнейшее разрушение здания или для поддерживающего ремонта, документация более простая. Историко-культурная экспертиза в ряде случаев не требуется. А люди на местах зачастую даже не подозревают об этом», - рассказал член координационного совета общественного движения «Архнадзор» Константин Михайлов.

А прихожане села Ильинка вновь обращаются к властям: в храме опять потекла крыша, вода разрушает стены.

«Мы законопослушны, ничего не делаем три года, а нам три года все молчат. И если двери опять перекосятся, то мы должны все оставить открытым, и это будет по закону, а поправлять нельзя – да, мы же законопослушные, можем только переживать и расстраиваться», - заключил краевед, житель села Ильинка Виктор Неверов.

Тем временем, законы «Об охране объектов культурного наследия» и «О волонтерстве» дорабатываются.

Новости культуры