04.09.2008 | 19:31

"Музыка навсегда приобрела свой дом в Гштааде"

"Великая музыка навсегда и навечно приобретет свой дом" в альпийской деревне западной части Швейцарии. Так предрекал легендарный скрипач Иегуди Менухин. Скромные камерные вечера в курортном Гштааде дали жизнь одному из крупнейших в Европе музыкальных фестивалей. По традиции, с конца июля по первую неделю сентября на "Menuhin Festival" съезжаются самые именитые музыканты планеты. Категорию "симфонические коллективы" в этом году представляли два оркестра: Лондонский под управлением Валерия Гергиева и Российский национальный под руководством Михаила Плетнева. Рассказывают "Новости культуры".

Музыкальный фестиваль в Гштааде имеет более чем полувековую традицию. В 1957 году там отдыхал выдающийся музыкант Иегуди Менухин. Ему предложили выступить, он с удовольствием согласился и дал два импровизированных концерта в старинной церкви Заанен.

В зале начала XV века на семьсот мест с прекрасной акустикой ежегодно стали проходить камерные концерты. Позже выступления лучших музыкантов проводились и в других соборах Гштаада. Несколько десятилетий сам Иегуди Менухин руководил музыкальным форумом, приглашая туда мировых звезд. Там и по сей день помнят великого скрипача, мыслителя и пропагандиста музыки. В Гштааде есть символическая тропа, прохаживаясь по которой нужно переосмысливать философские идеи Менухина.

"Когда я был мальчиком, я играл Менухину концерт Листа с моим учителем Евгением Тимашиным за вторым роялем. Мне было лет пятнадцать или шестнадцать. Менухин приезжал в Москву, посетил Центральную музыкальную школу и слушал тех, кого, как школа считала, следует показать. Одним из них был я", – рассказывает художественный руководитель Российского национального оркестра Михаил Плетнев. Он принимал участие в фестивале в Гштаате уже несколько раз – и в качестве исполнителя, и в качестве дирижера. Российский национальный оркестр выступает там уже в третий раз. Это очень почетно, ведь организаторы стремятся постоянно расширять список участников и очень редко повторяются.

"Я особенно помню, как несколько лет назад дирижировал Ростропович, а маэстро Плетнев исполнял концерт Рахманинова. Это был наилучший концерт в моей жизни", – вспоминает Ганс Штуке. Юрист Ганс и его жена Ксения, бывшая балерина, приезжают на фестиваль в Гштаад уже седьмой год подряд. На этот период они оставляют все дела и работают на фестивале волотнерами – потчуют артистов кофе, фруктами и швейцарским шоколадом. Они не желают быть просто слушателями, им нравится знакомиться с музыкантами.

Как только в Гштааде построили огромный тент на тысячу восемьсот мест, появилась возможность давать там симфонические концерты и даже оперу. "В Гштааде очень характерная аудитория. Это смесь респектабельных туристов, простых фермеров из окрестностей и любителей музыки со всей Швейцарии и из разных концов Европы. Многие специально приезжают на один концерт и после него едут обратно, домой", – замечает директор фестиваля Кристоф Мюллер.

Публика разновозрастная, но в музыке разбирается. Нынешняя программа Российского национального оркестра посвящена памяти Ростроповича. Это увертюра "Ромео и Джульетта" и "Вариации на тему роккоко" Чайковского, "Остров мертвых" Рахманинова и "Поэма экстаза" Скрябина.

Слушатели говорят:
– Я из Москвы, но я сербка. Я специально приехала на этот концерт, чтобы поддержать наш оркестр. Ведь кто-то должен быть русским патриотом.

– Для меня Шостакович слишком шумный. Но Чайковский прекрасен.

– Они играют сегодня "Остров мертвых". Я знаю такую картину, она одна из самых правдивых и известных. Рахманинов должен быть замечательным.


До начала остается несколько минут, а в фойе мастера делают часы и скрипку. Швейцарец Клод Лебе долго работал в Риме, а сейчас он конструирует свою новую модель для виртуозов Италии. "Мы показываем здесь этот процесс, чтобы продемонстрировать сходство в изготовлении скрипки и швейцарских часов. В обоих случаях используются одни и те же инструменты и технологии", – поясняет Клод Лебе.

Соль Габетта уже не в первый раз исполняет "Вариации на тему рококко" с маэстро Плетневым и его оркестром. Примерно ту же программу они играли в Италии. Соль, рожденная в Аргентине, говорит, что у ее бабушки, эмигрировавшей из России после революции, была фамилия Грязнова. Пятнадцать лет Соль Габетта училась в Берлине у Давида Герингаса – любимого ученика Ростроповича. Сегодня она считается одной из самых перспективных солисток. "Трудно играть в память Ростроповича. Он многим людям помогал, он был большой человек, и его музыка так звучит! Я не пытаюсь его копировать. Его Вариации звучат гениально", – утверждает Соль Габетта.

"Остров мертвых" Рахманинова и "Поэма экстаза" Скрябина менее известны европейской публике. Во втором отделении Плетнев решил познакомить слушателя с произведениями начала ХХ века. В Швейцарии любят Рахманинова. Его музыка услаждает слух спокойных, привыкших к тишине альпийских лугов местных жителей. Скрябин, по мнению маэстро Плетнева, пугает швейцарцев своими страстями. К примеру, его "Поэма экстаза" в Италии воспринимается совершенно по-иному. "Итальянцы – было видно как после "Поэмы экстаза" – вся эта респектабельная публика не знала, что ей делать. Некоторые начинали свистеть, некоторые – топать ногами. Причем все пожилые люди", – рассказывает Плетнев.

На следующий год в Гштаат приедут новые звезды, и среди них, как уверяют организаторы, будут русские музыканты. Снова в прозрачном горном воздухе, напоенном ароматами трав, звуки горных рек и водопадов будут переплетаться с волшебной музыкой.