08.09.2008 | 19:33

"Тропа познания" Владимира Буйначева

Для Владимира Буйначева скульптура – это "путешествие в мир пространства, формы и времени". Поэтому к работе мастер готовится так же тщательно, как странник к странствию. Свою персональную выставку в Московском музее современного искусства скульптор назвал "Тропа познания". Рассказывают "Новости культуры".

В одном московском дворике расположена не не только мастерская Владимира Буйначева. С его легкой руки там уже лет тридцать работают скульпторы, не имеющие собственной крыши над головой. "Сюда приходят люди, которые любят работать с камнем", – говорит мастер. Запасов известняка и мрамора хватает на всех. "Эти камни – остатки роскоши, которые имел комбинат скульптуры", – поясняет Буйначев.

Для ваятелей-каменщиков сейчас наступили не лучшие времена. Заказов на скульптуру из камня нет. Салоны хотят бронзу. Большая удача, если перепадет заказ на надгробие. "Никаких заказов. Редкие надгробия", – заверяет мастер. Себя Владимир считает ортодоксом. Он хранит верность старой академической школе и не променяет дерево, гранит и мрамор на новомодные материалы. "Вот моя очень старая работа", – показывает он. Портрет Цаплина тоже из старых запасов. "Был замечательный скульптор Цаплин, признан на Западе", – рассказывает Буйначев.

За сорок лет руки привыкли и к снегу, и к дождю, а вот слух стал подводить. "Я плохо слышу, потому что затыкал уши ватой и работал с огнеметом", – говорит мастер. Все ценное хранится у Владимира в сейфе. Рабочая униформа – собственное изобретение. Шпунт и киянка на все времена. Их не вытеснят никакие новейшие технологии. "У гранитчиков такой удар резкий, как у боксера", – замечает Владимир.

Капризы природы мрамору и граниту не страшны. "Раньше боялся, что пылятся, а сейчас не боюсь", – признается скульптор. А вот дерево рассыхается и боится воды, но легко реставрируется.

Скульптура и история – две большие любви Буйнычева. Десять лет назад открыл для себя "Слово о полку Игореве". Досконально изучив историю, он написал собственную книгу, в которой открыл секретный код тайнописи.

Цифра "37" для Буйначева стала отправной точкой. Именно столько раз упомянут в "Слове" князь Игорь. Теперь любой шифр Буйначеву по плечу. Он сделал собственную интерпретацию "Слова" по законам XII века. Герои поэмы теперь увековечены еще и в бронзе.

Буйнычев никогда не делал портретов Сталина и Ленина, хотя они и хорошо оплачивались. Его скульптуры коньюктурными не назовешь. На открытие выставки Владимир сменил джинсовую робу на классический костюм. "Современное искусство тяготеет к скорости. Играем роли, все актеры", – говорит он.

На открытие выставки Владимир Буйнычев приготовил друзьям подарок. Книга "Слово о полку Игореве" вышла накануне семидесятилетия мастера.