15.03.2019 | 17:11

Павел Каплевич: Процесс придумывания…

19 марта театральный художник и продюсер Павел Каплевич отмечает юбилей. Ему исполняется 60 лет. В преддверии этой даты сценограф рассказал нашему корреспонденту Алине Артес о том, какая из ипостасей ему ближе, а также о том, как он придумывает новые проекты, декорации и даже слова.

А.А. – В разных интервью Вас называют по-разному: и художником, и продюсером, и дизайнером. А кем себя считаете Вы?

П.К. – Вообще мой девиз – «Нужно нескучно жить!», и я всеми силами стараюсь этому девизу соответствовать. Но если необходимо определиться с амплуа, то я бы назвал себя экспериментатором. Тем более, что страсть к экспериментам у меня была всегда. Я помню, что еще в раннем детстве я создавал необычные вещи. Скажем, из папиных подштанников мог сделать разных зверей. Я скручивал штанины определенным образом, наматывал на руку и создавал котов, собак. Потом с этими героями я разыгрывал представления и получался такой домашний кукольный театр.

А.А. – А как вообще у Вас происходит процесс придумывания? 

П.К. – Во вдохновение я не верю (смеется). Мне кажется, процесс придумывания можно провоцировать. По крайней мере я для себя нашел один такой необычный способ. Я перед сном обычно думаю о том или ином проекте, а утром не просыпаюсь сразу, а начинаю возвращаться к мыслям о своей идее. И это любопытно, как за ночь в подсознании появляются разные картинки и абсолютно новые решения тех или иных задач.

Сейчас, конечно, я пользуюсь этим в меньшей мере. Мое сознание уже само включается, можно сказать, что я настроил его на определенную волну. Но иногда я возвращаюсь к этому тренингу, и это довольно действенная техника.

https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/vh/pictures/o/193/300/4.jpg

Фото: Геннадий Грачев

А.А. – Вы работаете в самых разных жанрах. Один из ваших последних проектов «ПроЯвление» - это смесь изобразительного искусства, музыки и театра. Кажется ли Вам, что мультижанровость – своеобразный тренд?

П.К. – Мне слово «мультижанровость» вообще не нравится, я предпочитаю «полиформ». Только недавно придумал это слово, и вот решил вводить его в обиход. Но если говорить о «стирании границ», то мне не кажется, что это какой-то тренд. Сейчас появляется огромное количество самых разных новых форм, самых разных соединений. И неизвестно, что это – сочетание старого или появление нового. 

Вообще я стараюсь не бежать за временем и не оглядываться на тренды. Я стараюсь быть верен сам себе, и если мне удастся это сохранить, то я буду счастлив. Вообще все это движение за мейнстримом – это абсолютно не мое. Я делаю то, что мне нравится, а попадает ли это в «поток» или нет, мне не важно.

А.А. – Вы работали со многими режиссерами: Галиной Волчек, Петром Фоменко, Владимиром Мирзоевым. Как Вы выстраивали отношения с ними?

П.К. – Мои отношения с режиссерами всегда складывались по-разному. С каждым режиссером все индивидуально. Когда-то я мешал, когда-то помогал, когда-то уходил в сторону, а когда-то первым бежал с флагом! Универсальной формулы никогда не было. «О, сколько их на полях, и каждый растет по-своему – это высший подвиг цветка». И я каждому цветку даю возможность расцветать, а кому не даю, с тем мы расходимся. 

Конечно, заставляет грустить и то, что многие великие мэтры уходят. Я невероятно гордился работой с Петром Наумовичем Фоменко, например. Мы с ним буквально нашли друг друга. Но им на смену приходят новые режиссеры. Кто-то из них имеет своих художников, но кто-то и работает со мной. 

В любом случае в союзе с режиссером должно сложиться множество факторов. Я считаю, что у меня довольно непростой характер. Но та же Галина Борисовна Волчек говорит, что все в порядке и терпит меня вот уже много лет.

Хотя вот со своим другом Кириллом Серебренниковым мы договорились, что не будем работать вместе. Мы захотели разграничить дружбу и творчество. 

https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/vh/pictures/o/193/303/2.jpg

Фото: Вадим Шульц 

А.А. – В театре Вы часто выступаете не только как художник, но и как продюсер. Как Вам удалось найти себя в этой области?

П.К. – Я продюсирую уже больше 20 лет, а может даже еще больше. На самом деле тяга к организаторскому делу у меня всегда. Я продюсировал спектакли даже тогда, когда формально числился как художник. Скажем, проект «Нижинский», который мы делали вместе с Меньшиковым и Феклистовым, - это отчасти и моя продюсерская история. Я помогал искать помещения, разрабатывал концепцию. Но моим официальным дебютом в этом качестве стал спектакль «Чайка». Мы работали вместе с Андреем Жолдаком. И потом начали появляться все новые и новые проекты!

А.А. – Что Вы готовите для публики сейчас?

П.К. – Я сейчас активно занимаюсь операми. Первое – премьера в «Зарядье». Это будет опера «Кармен». Это такая новая версия оперы «Кармен». Композитор – Алексей Сюмак, поэт – Михаил Чевега, режиссер – Максим Диденко, художник – Айдан Салахова. Очень необычная команда! 6 июня на Экономическом форуме в Санкт-Петербурге мы покажем масштабный проект «Рабочий и колхозница». Это необычный «полиформ», который не имеет аналогов. И третий проект – это «Анна Каренина», над которым мы работаем уже почти 6 лет. Музыкальный материал для этой оперы написал Александр Гаврилин. Думаю, что старт состоится в следующему году. Мне вообще приятно, что во всех своих проектах я собираю тех, кого люблю. Поэтому без всяких сомнений скажу, что у меня удивительная команда единомышленников. 

https://cdn-st1.rtr-vesti.ru/vh/pictures/o/193/303/4.jpg

Фото: Вадим Шульц

К юбилею Павла Каплевича смотрите программу «Линия жизни» 19 марта в 00.00.

Главное фото: Вадим Шульц