11.09.2008 | 19:37

Памяти Всеволода Ларионова...

Слава пришла к Всеволоду Ларионову в восемнадцать лет, после роли Дика Сэнда в фильме "Пятнадцатилетний капитан". Тогда он стал кумиром всех мальчишек. Однако кино не было единственным призванием артиста. Многие годы он работал на сцене театра "Ленком" – играл в спектаклях "Поминальная молитва", "Королевские игры", снимался во всех кинопостановках Марка Захарова. Сегодня исполнилось 80 лет со дня рождения Всеволода Ларионова. Рассказывают "Новости культуры".

Когда на экраны вышла кинолента "Пятнадцатилетний капитан", имя исполнителя главной роли Всеволода Ларионова стало известно на всю страну. Блистательные роли в кино – Дягилев в "Анне Павловой", охотник в "Обыкновенном чуде" – прославили Ларионова как разностороннего, разнопланового артиста. Однако главной страстью для него всегда оставался театр. Пятьдесят лет в "Ленкоме" – небывалые аншлаги, и лучшие спектакли. Актер старой школы, он не мог играть вполсилы, не проживать образ до конца.

Однажды в "Ленкоме" репетировали Чехова, и Марк Захаров заметил: "Здесь авторская ремарка: "Играет на виолончели"". "Смотрю – на следующий день притаскивает виолончель и играет. Плохо, потом все лучше и лучше и к премьере играет на виолончели", – вспоминает худрук театра "Ленком". "В "Поминальной молитве" очень смешно и очень трогательно. Когда он уезжал в эмиграцию в конце спектакля, были слезы и у него, и у зрителей текли слезы. И провожали его аплодисментами", – продолжает Захаров.

Он был великолепным партнером. Молодые артисты называли его "папа Сева", а он по-отечески звал их "детуси". "Это было прекрасное время на сцене, потому что с ним было очень легко. Хотя я был совсем молодой и неопытный начинающий артист, но было легко. Какая-то атмосфера рядом с ним была озорная, юморная, глаз горел. В то же время казалось, что, если что, то он выручит", – рассказывает народный артист России Александр Лазарев.

Он любил смешить, блистал в капустниках, которые устраивали Александр Ширвиндт и Михаил Державин. Он острил на дозволенные и недозволенные темы – эту грань Всеволод Ларионов знал очень хорошо, но относился к ней с иронией и неизменным юмором. "Ларионов на гастролях был любимцем и также необыкновенным обожателем розыгрышей", – вспоминает народный артист России Михаил Державин.

В конце жизни он стал бояться сцены и последние несколько лет провел вне театра. Он уходил тяжело, но для миллионов зрителей он останется юным капитаном.