12.09.2008 | 11:19

И цирк, и театр, и карнавал, и Венеция в театре "Сатирикон"

Трогательные клоуны, ужасные монстры и романтическая старая Венеция. Премьеру, которую сегодня представит на суд столичной публики театр "Сатирикон", трудно назвать театральным спектаклем в привычном понимании этого слова. Пьеса Карло Гоцци "Синее чудовище" в постановке главного режиссера театра Константина Райкина – это путешествие в мир чудес. В создании грандиозной сценической фантасмагории задействованы все технические возможности сегодняшнего театра. Серьезным переработкам подвергся и старинный текст. Однако идея спектакля, повествующего о внешней фальшивости и правде внутренней красоты, актуальна во все времена. Рассказывают "Новости культуры".

"Полна иллюзий и разоблачений вся наша жизнь и потому похожа на цирк, театр или карнавал, или вечернюю Венецию в тумане", – пишет Карло Гоцци. Константин Райкин в постановке его пьесы "Синее чудовище" показывает нам и цирк, и театр, и карнавал, и Венецию. Синее чудовище – по Константину Райкину – это голубой экран, и ему противостоит возникающая из тумана Венеция.

Силы зла из комедии дель арте XVIII века обрели современный вид. Машина иллюзий сегодняшнего дня – это телевидение, а потому синее чудовище Дзелу пародирует телеведущих. "Задушевность, пафос, скорбь – это же все приемы, штампы. Вот эти телевизионные штампы ведущих мы активно использовали", – поясняет Константин Райкин.

Страшную гидру из телевизионных кранов и камер сооружали на авиационном заводе. По ходу спектакля сценическая машинерия работает постоянно: арена заполняется водой, ходят гондолы, актеры работают на цирковых трапециях; кроме того, используются сложный звук и пиротехника. Задействованы все технические ресурсы. Полина Райкина впервые выходит на эту сцену. "Я первый раз на такой огромной сцене. Здесь все усиливается во много раз – и шире, и ярче", – признается актриса. "Плюс вода, плюс дым, и при этом совершенно актерский спектакль. Если не играют актеры, все это не имеет смысла", – утверждает режиссер Райкин.

Сочетание театра и цирка – вот одна из магистральных тенденций современного театра. Ярким примером может послужить цирк "Элуаз". Обращение к цирку Константина Райкина соответствует логике его режиссерского стиля и совершенно не противоречит пьесе Гоцци.

Комедия дель арте для русского зрителя не менее экзотична, чем театр кабуки, считает режиссер и превращает традиционные маски – Панталоне, Труффальдино, Тарталью и Бригеллу – в клоунов. "Кривляться по-хорошему, не наигрывая, фантазировать телом, лицом и вообще хулиганить – замечательное качество актерское", – считает Константин Аркадьевич.

Эксцентрика, мейерхольдовская биомеханика – это родной язык для учеников Константина Райкина. Они запросто садятся на шпагат во время трагического монолога, но даже от них "Синее чудовище" требует особой физической формы. "Бой с гидрой – невероятно сложно", – замечает актриса Алена Разживина.

Энергичная и многообразная режиссерская, актерская и сценографическая работы не позволяет зрителю отвлечься ни на минуту. "Это очень нескучно, весело, остроумно и современно", – полагает Евгений Бурков. "Мне очень все понравилось, но, кажется, действия больше, чем текста", – замечает Петр Окунев. "На веревке висят, и человек в маске. Интересно было", – добавляет Саша Заборин.

Зрителю на этом спектакле и смешно, и страшно, и чудесно, и празднично. А пьеса Гоцци в интерпретации Константина Райкина предстает и умной, и сложной, и удивительно современной.

Читайте также: Екатерина Деготь о проекте "Илья и Эмилия Кабаковы. Московская ретроспектива"