14.09.2008 | 14:02

110 лет со дня рождения Марка Прудкина

Ровесник МХАТа Марк Исаакович Прудкин связал с Художественным театром всю свою жизнь. Он начал играть на этой прославленной сцене еще при Станиславском - закончил при Ефремове. С именем Прудкина связана не только большая часть истории театра, но и самые известные его постановки - "Дни Турбиных", "Соло для часов с боем", "Безумный день, или женитьба Фигаро". 14 сентября исполнилось сто десять лет со дня рождения прославленного русского актера. Рассказывают "Новости культуры".

Кому-то чтобы продемонстрировать свои принципы нужно громко их провозглашать, а кому-то просто достаточно показать свою биографию. Несколько десятков ролей в театре и только одна в кино, да и та перенесенная со сцены. Несмотря на все приглашения, Марк Прудкин на съемочной площадке согласился играть только Федора Павловича Карамазова.

Владимир Прудкин, заместитель художественного руководителя МХТ им. А.П. Чехова: "Если бы, повторяю, это был не Достоевский и не Федор Павлович Карамазов, то я не уверен, что он дал бы согласие на что-нибудь другое. Как?! Там же не готовятся так, там же невозможно репетировать годами, как репетировали во МХАТе!"

Работа в кино просто противоречила его пониманию работы актера и творческому методу МХАТа.

"Дни Турбиных" для второго поколения мхатовских актеров стали одновременно боевым крещением и звездным часом. Спектакль, воспевающий белое офицерство, в пролетарском государстве было разрешено играть только им. И успех был бешеным. Открытки с Прудкиным в роли бесшабашного Шервинского можно было купить в любом ларьке.

Владимир Прудкин, заместитель художественного руководителя МХТ им. А.П. Чехова: "Так как характерный, острохарактерный актер на разных полюсах находятся с героем любовником, то, естественно, не так просто было в нем эти возможности актерские увидеть".

Амплуа "героя любовника" для Прудкина не стало ярлыком. В то же время он играл прокурора Бреве в "Воскресенье" и Незеласова в "Бронепоезде 14-69". Послевоенные годы стали для него, как и для всего театра, самыми сложными. Несмотря на государственные награды и обилие новых постановок.

Владимир Прудкин, заместитель художественного руководителя МХТ им. А.П. Чехова: "В какой-то момент им стало стыдно! И я знаю, что отцу было стыдно говорить те слова со сцены, которые он был вынужден говорить, играть те роли, играть эти ходячие плакатные изображения. Это переживалось очень тяжело. Он очень страдал".

"Преданность делу МХАТа" для Марка Прудкина и его ровесников никогда не были просто словами. Поэтому ничего удивительного, что именно эти "старики", как их тогда называли, пригласили Ефремова в кризисные для прославленного театра годы.

Ирина Мирошниченко, народная артистка России: "Он всегда был на его стороне. Потому что он видел в нем современность. Ему нравилось, что театр живет и что он становится современным".

Эта "мхатовская революция" как будто дала Марку Прудкину второе дыхание. Последовала череда блестящих ролей. В том числе и в чеховских пьесах, о чем он так давно мечтал. Наверное, поэтому ему было так тяжело даже на время расстаться с исторической мхатовской сценой перед закрытием театра на реконструкцию.

Ирина Мирошниченко, народная артистка России: "Вся наша труппа, вся наша команда после поклонов, закрытого занавеса сели на пол. И Марк Исаакович тоже сел. Разнесли шампанское. И что он сказал: "Господи, я так мечтаю вернуться сюда, на эту сцену!" И, слава богу, он вернулся и доиграл на этой сцене, которую он очень любил".

Преданность мхатовской сцене Прудкин доказывал до последних дней жизни. Своего Фирса из "Вишневого сада" он репетировал даже в больнице, зная, что смертельно болен. Постоянно меняя какие-то штрихи и не прекращая вживаться в психологию героя.

Читайте также: Марк Прудкин. "Он никогда не состязался с ролью"