14.09.2008 | 16:56

Семейный альбом Николая Щапова

О чем поведал семейный альбом? О людях давно ушедших эпох, о переломных моментах в истории страны, о переплетении личного и общего в этих событиях. Все это хранят фотографии из архива Николая Михайловича Щапова. До революции Щаповы были меценатами, крупными предпринимателями, "гласными" Московской городской думы. В середине XX века многие представители рода стали учеными. Среди них и Ярослав Щапов, член-корреспондент Академии наук, историк Русской православной церкви. Вместе с ним семейный альбом листали "Новости культуры".

Сегодня Ярослав Николаевич Щапов впервые показывает семейный альбом такому широкому кругу. Его отец увлекся фотографией в конце XIX века. 15-летнего школьника заинтересовало преломление света, и он выпросил у мамы фотоаппарат.

Ярослав Щапов, член-корреспондент РАН, доктор исторических наук: "Первый снимок – ничего не видно. Второй – ничего не видно. Третий – светлое пятно. Пятый снимок уже попал в альбом".

В этих фотографиях вся жизнь Николая Щапова. Вот он студент высшего технического училища. Продолжает образование в Европе. В Средней Азии проектирует Большой ферганский канал. Щапов открыл издательство и магазин технической литературы. Революция – в Москве баррикады. Растут двое детей. Сын отправлен на лето в сочинский санаторий имени Сталина.

Ярослав Щапов, член-корреспондент РАН, доктор исторических наук: "Это была поездка для лечения. Эти ванны, естественно, с запахом сероводорода. Но – вот видите – до сих пор я живу - 80 лет. На сердце не жалуюсь".

Сейчас поддерживать здоровье Ярославу Николаевичу помогает свежий воздух родовой усадьбы Щаповых. Его двоюродный дед Илья Васильевич приобрел эти земли в 1889-м. Местным жителям он запомнился тем, что основал в усадьбе три школы для сельских детей. Профессор истории переселился сюда век спустя. И вот уже 10 лет он руководит музеем, расположившимся в здании бывшей сельскохозяйственной школы.

Под "Брызги шампанского" супруга Ярослава Николаевича, тоже доктор исторических наук, когда-то училась танцевать. Теперь она заводит пружину граммофона только для экскурсантов. Этот зал посвящен аристократическому быту конца XIX – начала XX века. Предметы для сервировки стола подарили шесть семей благородного происхождения.

Юлия Щапова, доктор исторических наук: "Кольцо и салфетка в нем – это тоже обязательный вариант. Поскольку буква "М" на кольце, это значит, что у каждого члена семьи были буквы в начале и в конце алфавита. У каждого члена семьи было свое кольцо".

Отличить дворянина от простолюдина можно с помощью вопроса: а это что? Оказывается, банкмессер – скамеечка для ножей. На бутылки надевались серебряные медальоны с названием марки вина. А первое непременно подавали в супнице. Таких излишеств, конечно, не поняли бы обладатели утвари, выставленной в соседнем зале. Коллекцию предметов крестьянского быта начала создавать социоэтнологическая экспедиция московского университета.

Юлия Щапова, доктор исторических наук: "Раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать – буквально все. У нас уже около трех тысяч фондов, единиц хранения. Здесь куплено, дай бог, пять. А все остальное - это подарки жителей Щапово, Подольска".

На выставке по истории села Александрово-Щапово отдельный стенд посвящен школе кружевниц. В 90-е годы позапрошлого века ее основал Илья Васильевич Щапов. После смерти он завещал школе 25 тысяч рублей. В дальнейшем ученицы могли жить на проценты с этого вклада.

Мария Федорова, корреспондент: "Школа находилась здесь, у оврага, в самом низком и влажном месте усадьбы – это важно для кружевного промысла. Девушек учили не только ремеслу, но и грамоте. Но после революции местный Совет решил, что кружевоплетение – это непролетарское занятие. И в 1919 школу закрыли. Сейчас потомки рода Щаповых пытаются возродить промысел".

Директор музея-усадьбы мечтает снова открыть в этом здании школу кружевниц. Но пока это невозможно. Усадьба требует капитального ремонта. Господский дом за последний век много раз менял хозяев. Узнать в его интерьерах черты дворянской усадьбы конца XIX века крайне сложно.

Ярослав Щапов, член-корреспондент РАН, доктор исторических наук: "После того, как умер Илья Васильевич, а его супруга ушла в монастырь, здесь жил директор техникума, потом здесь был детский сад".

В последние годы здесь была амбулатория. Сейчас в кабинетах терапевтов и других специалистов живут рабочие, которые кладут плитку на территории усадьбы.

Сейчас на реставрацию дома объявлен тендер. Но проблема в том, что здесь, в Подольском районе, очень сложно найти специалистов, которые смогли бы восстановить лепнину и роспись в помпейском стиле на потолке.

"Здесь нужны не просто специалисты по ремонту, а реставраторы", – доказывает местным властям Ярослав Щапов. Он добивается того, чтобы восстановлением памятника истории и культуры занялись на уровне руководства Московской области. Тогда усадьба, которой в разное время владели тесть царя Федора Алексеевича, Муравьев-Апостол, родственники Лермонтова, предстанет перед посетителями во всей красе.