15.09.2008 | 11:13

Илья и Эмилия Кабаковы. Московская ретроспектива

Сегодня в столице открывается масштабная ретроспектива Ильи Кабакова. Один из самых успешных русских современных художников, создатель жанра "тотальная инсталляция", он уже более двадцати лет работает за границей. Мастер впервые представит на Родине работы, которые принесли ему приз Венецианской биеннале, премию Йозефа Бойса и звание кавалера французского Oрдена изящных искусств. Проект "Илья и Эмилия Кабаковы. Московская ретроспектива" разместится сразу на трех площадках: в новом выставочном комплексе "Гараж", в арт-центре "Винзавод" и в залах Музея изобразительных искусств имени Пушкина. О подготовке экспозиций рассказывают "Новости культуры".

Илья Кабаков считает перенос внимания с продукта искусства на его изготовителя неприятной патологией современного мира. С этим миром общается его жена Эмилия. Вот уже второй день она организует уют в "Туалете" – так называется инсталляция, придуманная Кабаковым в 1992 году для Кассельской Документы. Теперь ее воссоздали в Центре современного искусства "Винзавод".

"По-моему, я скупила весь магазин: мебель, посуду", – говорит Эмилия. Мебель и посуда относится к 50-м годам. "Туалет" – это не этнография советского быта, а метафора человеческого существования. Поэтому не правы те, кто считал эту инсталляцию чернухой и поклепом на советского человека. "Мы заняли пространство, в котором мы жить не должны. Вроде бы, все ужасно, но это не так. Когда вы заходите внутрь, внутри очень комфортно. Все бы хорошо, но крыша течет", – поясняет она. "Туалет – это публичное пространство. Человек выходит из музея, заходит в туалет и обнаруживает, что, во-первых, это произведение искусства, во вторых, это частная жизнь, помещенная в публичное пространство", – продолжает Эмилия Кабакова.

Другой проект, помещенный на "Винзаводе", называется "Игра в теннис". Играют сам Кабаков и искусствовед Борис Гройс. "Игра в теннис" – это форма для интеллектуального поединка на тему "Человек-зверь". "Это два человека, которые идеально ведут диалог", – замечает художник. "Есть ли разница между музеем и зоопарком?" – спрашивает Борис Гройс. "Та же, что между музеем классическим и музеем современного искусства, – отвечает Кабаков. – В первом показывают высушенные шкуры, во втором шкуры еще не сняты".

Третьим кабаковским проектом на "Винзаводе" стал энциклопедически проработанный миф на тему: "Кто виноват?". Ответ: мухи. "Жизнь мух", "Туалет" и "Игра в теннис" – все это классика "тотальной инсталляции". "Ты заходишь в пространство и все делаешь заново. То, что вы увидите в "Гараже", – двадцать три комнаты. Могу сказать, сейчас это лучшее выставочное пространство в Москве", – считает Эмилия Кабакова.

В "Бахметьевских гаражах" располагается самый впечатляющий проект Московской ретроспективы Ильи и Эмилии Кабаковых. Утопия в утопии: внутри памятника архитектуры конструктивизма – музей и модель музея одновременно. История искусства с точки зрения трех художников. Одного из них зовут Илья Кабаков. "Даже сам Кабаков становится собственным персонажем, и сквозь призму этого персонажа понимается вся история искусства двадцатого века", – поясняет куратор Иосиф Бакштейн.

Игры с идентичностью – это второе изобретение Кабакова после "тотальной инсталляции". "Это типичный Илья, который ни в одной альтернативной, бульдозерной выставке не участвовал", – добавляет Бакштейн.

В гараже-утопии, который был построен для английских автобусов, никогда не пущенных в эксплуатацию, три вымышленных художника выясняют свои отношения к утопии. Шарль Розенталь в нее верит, Илья Кабаков в ней разочарован, Игорь Спивак верит, но ретроспективно, то есть ностальгирует. Каждый из них делает свои художественные изобретения.

На выходе из "Гаража" можно увидеть "Красный вагон": конструктивистская лестница, вагон с соцреалистическим декором. На выходе из вагона – знаменитая "стройка- помойка". То ли еще не построено, то ли уже разрушается – так выглядит утопия на практике.

В Музее изобразительных искусств имени Пушшкина разместилась новая инсталляция Кабакова. Мастер современного искусства рисует ворота, как Клод Моне – Руанский собор. Только натура ему ни к чему, и время дня у него идеальное – детство, зрелость и старость. Это ворота в мир, который ждет человека после смерти.

Все проекты Ильи и Эмилии Кабаковых отличает универсальность и радикализм художественного мышления. Московская ретроспектива кажется беспрецедентным проектом, настоящим возвращением большого художника на Родину.

Читайте также: Екатерина Деготь о проекте "Илья и Эмилия Кабаковы. Московская ретроспектива"

Минкульт России будет проводить прямые интернет-трансляции