16.09.2008 | 12:15

Неудобный человек – академик Георгий Бюшгенс

Сегодня исполняется 92 года академику Георгию Бюшгенсу. С именем этого человека связаны самые яркие страницы в истории отечественной авиации – гражданской и военной. Георгий Сергеевич участвовал в создании нескольких поколений самолетов, начиная с первых сверхзвуковых и заканчивая орбитальным кораблем "Буран". Рассказывают "Новости культуры".

Академик Бюшгенс – неудобный человек. В 92 года полагается быть незыблемым примером, передавать свои знания и опыт молодым, а он, когда видит непорядок, идет обивать пороги. "Казалось бы, меня это не должно касаться. Есть директор, заместители. Я тут же иду и начинаю дискуссию по этому поводу. Не могу к этому спокойно относиться", – признается академик.

Георгий Сергеевич Бюшгенс – непререкаемый авторитет в самолетостроении. Он создал научную школу и много самолетов. Его исследования в области аэродинамики и механики полета привели к созданию самолетов с изменяемой геометрией крыла, а затем и знаменитых МИГ-29 и СУ-27. Как и Туполев, Георгий Сергеевич ставит знак равенства между аэродинамикой и красотой самолета. "Самолет должен быть красивым, и только красивый самолет может рассчитывать на успех, – утверждает он. – Ну вот, любой возьмите: стоит модель Су-27. Вид у него прекрасный, а когда вы видите, что там что-то наворочено: не там размещены гондолы, не так все скомпоновано – это режет глаз и настораживает сразу".

Сейчас Георгий Бюшгенс продолжает заниматься "украшательством". Он с коллегами разрабатывает новую концепцию пассажирского самолета. "Мы сейчас думаем о такой комбинации: убрать гондолы внутрь крыла или фюзеляжа, потому что они очень портят аэродинамику. Снимают две-три единицы качества максимального", – замечает он.

Однако совсем не обязательно, что новые концепции будут воплощены в жизнь. Из-за недостатка финансирования экспериментальная база сократилась до минимума. К тому же, если раньше в Центральном Аэрогидродинамическом институте работало четырнадцать тысяч сотрудников, то теперь только четыре тысячи. "Мы закрываем себе развитие. Если мы эту проблему не решим, то дальше мы вообще будем дикими совершенно", – утверждает Бюшгенс.

Тем не менее, Георгий Бюшгенс в свои 92 года не прекращает работы над новыми проектами. Он не может отделить себя от родного института и "переживает" авиацию через себя.