18.09.2008 | 10:59

Гений пространства Давид Боровский

Скоро в Москве откроется музей знаменитого театрального художника Давида Боровского. Его не стало два года назад. Еще при жизни его называли человеком, которому удалось изменить представление о роли сценографа в современном театре. Музей Давида Боровского разместится в бывшей мастерской. Там будут собраны личные вещи, макеты и эскизы декораций, а также записные книжки художника. Рассказывают "Новости культуры".

"Сохранять зависимость, оставаясь при этом самим собой, – это и есть самое увлекательное в нашей профессии", – говорил Давид Боровский. Ему удавалось находить общий язык с режиссерами разных школ. С Давидом Боровским работали Ефремов и Любимов, Товстоногов и Эфрос, Левитин и Додин. Всегда художник становился их соавтором.

Слава пришла к Давиду Боровскому еще в 1960-е – 1970-е годы, когда он работал в Театре на Таганке с Юрием Любимовым. Образы, созданные художником для спектаклей "А зори здесь тихие", "Дом на набережной", "Шарашка", стали классическими. В "Гамлете" особенную роль сыграл занавес. Он становился то символом Земли, то преградой, то превращался в стихию, которая все сметала на своем пути.

Простые вещи у Боровского превращались в метафоры, становились нервом спектакля. По ходу пьесы предметы меняли свои функции. "Нам нужно конкретно во что-то упереться, потрогать, облокотиться, лечь, встать. И там мера невероятных условностей, которые всегда предлагает Боровский. Она настолько точнее конкретных предметов и ситуаций, что, работая в его оформлении, артисты верят в предлагаемые обстоятельства", – говорит народный артист России Леонид Ярмольник.

Пространственные решения Боровского были новаторскими. Художник изменил эстетику театра и существенно повлиял на развитие отечественной сценографии. Он оформил около ста пятидесяти спектаклей. Давида Боровского приглашали на самые знаменитые оперные и драматические сцены Европы. Теперь о сценографии художника можно судить лишь по оставшимся макетам и эскизам. Часть из них была уничтожена, когда у художника отобрали мастерскую, которая находилась рядом с Театром на Таганке. Оказалось, что произведения просто негде хранить. В новой мастерской Давид Боровский работал последние два с половиной года жизни. Теперь она станет и музеем, и лабораторией для изучения наследия художника.

Один из будущих экспонатов – чудом сохранившийся эскиз к "Иванову" в постановке Олега Ефремова. "Когда появлялся Иванов на голой сцене, на фоне старого особняка, который пожирается сухими ветками, все внимание было сосредоточено на актере. Это замечательное качество Боровского", – замечает театровед Алла Михайлова.

Художник считал, что сценография должна заниматься "приращением смыслов". Для Боровского главными были не декорации, а актеры. В его музее будут представлены театральные костюмы, которые он делал к спектаклям, а также записные книжки, которые еще предстоит исследовать. Пожалуй, он доверял свои замыслы только им. В жизни он был молчуном и скромным человеком, который предпочитал говорить лишь тогда, когда принимал окончательное решение. Предполагается, что экспозиция музея не будет чем-то застывшим. Она будет постоянно обновляться. "Я знаю, как папа относился к пространству. Я думаю, что здесь как раз из того количества, что есть, можно постоянно менять экспозицию", – считает Александр Боровский, сценограф, сын Давида Боровского, которого театроведы уже давно нарекли его гением пространства.

Читайте также: Дмитрий Родионов о Давиде Боровском