31.05.2012 | 10:32

"Кара-Бугаз". Фильм, которого не было

В этот день 120 лет назад родился Константин Паустовский. Редкий автор, не замеченный ни в одном писательском лагере, на протяжении всей жизни сохранил верность одной теме – человек и природа. Литературная слава пришла к Паустовскому в 30-е с публикацией повести «Кара-бугаз». Затем последовало предложение написать сценарий к одноименному фильму. О том, что из этого получилось – в репортаже «Новостей культуры».

«Советские Робинзоны» – культурные герои прикаспийских степей – в волнах и песках, трудах и заботах, заброшены в «черную пасть» – именно так переводится с туркменского «Кара-бугаз». Им предстоит построить солнечные батареи, привести в пустыню воду и осчастливить аборигенов Каспия. Сценарий Паустовского, музыка Ипполитова-Иванова, режиссер – Александр Разумный. Тот, что позже снял «Тимура и его команду». Такой сюжет, такие имена в титрах – в 34-м году казались гарантией успеха, но фильм не только до больших экранов не дошел, но и из поля зрения историков кино исчез надолго.

«Долгие годы о существовании «Кара-Бугаза» мы знали только по отзыву Анри Барбюса», – говорит киновед Евгений Марголит.

Отзыв был высоко-положительный, и совершенно несвоевременный. Написан, по предположению Евгения Марголита, как аргумент в сложной политической интриге.

«Существовал такой трест – «Восток-кино», при нем студия «Восток-фильм», и вот эта студия не подчинялась Госуправлению кинофотопромышленности, что очень не нравилось руководителю этого ведомства - Борису Шумяцкому», – рассказывает Марголит.

Фильм «Кара-Бугаз» производства студии «Восток-фильм» был окончен в июне 35-го года, в августе студию стараниями Шумяцкого закрыли, в сентябре появился отзыв Барбюса. Проблема заключалась в том, что Барбюс, хоть и автор книги о Сталине – все-таки не являлся Сталиным, а именно верховный главнокомандующему в те годы принадлежало право первого кинопросмотра. Смелая попытка спасти хорошую картину опальной студии не удалась.

Однако фильм выжил. И не только для истории кино, но и для истории музыки. В архиве музея музыкальной культуры имени Глинки хранится машинописная копия сценария Паустовского. Музыковед Инна Ромащук была поражена, какое внимание писатель уделил в этом сценарии звуку.

Музыку к фильму заказали Михаилу Ипполитову-Иванову. Ученик Римского-Корсакова и других гигантов «Могучей кучки», несмотря на верность традициям, оказывается, искренне интересовался новшествами начала ХХ века настолько, что даже написал доклад под названием «Звук в фильме» для управления кинофотопромышленности. Стал автором музыки к немым лентам «Понизовая вольница» и «Песня про купца Калашникова». А завершил карьеру кино-композитора партитурой к уже полноценно звуковому фильму «Кара-Бугаз».

«Общее звучание 42 минуты, а сам фильм час сорок, а потом и 1.16, когда урезали, – говорит Ирина Ромащук. – Это что музыкальный фильм получается?»

Фильм, и действительно, получился совершенно музыкальным. «Единая неразрывная гамма звуко-зрительных образов» – так представлял себе кино человек, казалось бы, совсем другой эпохи, который первый свой фильм увидел в возрасте далеко за 40. Музыку к «Кара-Бугазу» Ипполитов-Иванов писал, конечно же, не без оглядки на свой оперный опыт. Как иначе объяснить написанную им для фильма 20-минутную увертюру, и симфонический финал?

«Музыка как раз говорит нам очень много, – отмечает Ирина Ромащук. – Вот я голос его очень слышу».

Особенно явно этот голос слышен в трактовке условно восточных тем, в музыкальных описаниях природы и в том количестве воздуха, который Ипполитов-Иванов оставил для своих соавторов: режиссера, оператора, и актеров. И в этом он точно Паустовский. «Кара-Бугаз» – удивительная встреча оригинального писателя, своеобразного композитора, и увы, не самого везучего режиссера.