23.09.2008 | 11:14

Полоска – графическое воплощение темы времени

Что объединяет искусство анонимного народного художника, прославленного авангардиста и современного минималиста? У них гораздо больше общего, чем может показаться на первый взгляд, утверждают организаторы выставки "Рядом", которая открывается в Центре современного искусства "Винзавод". Рассказывают "Новости культуры".

"Рядно" – так называют на Украине тканный полосатый коврик. Марина Лошак поместила его рядом с экспериментами авангардистов и работами современного художника. "Для меня не очевидно, на самом деле, кто сильнее: крестьянин, который сделал свое рядно, или тот большой мастер, который сделал полоску темой своей работы. Мне кажется она просто фантастическая! Каждую минуту она меняет ритм полосочек. Гениальное ощущение ритма, цвета и фактуры", – говорит Марина Лошак.

Благодаря сознательным коллекционерам не все коврики, привезенные из деревень степной Украины, анонимны. Хевдора Маслак и Лисавета Квитка – имена этих художников известны гораздо меньше, чем имя Казимира Малевича, а ведь не исключено, что уроки абстрактной формы и чистого цвета основатель супрематизма брал именно у народных ткачей. "Он вырос в окрестностях Каменец-Подольска, в музее которого, кстати, хранится большая коллекция ряден, это не могло не повлиять на него", – замечает Марина Лошак.

Свой опыт Малевич передал ученикам и сподвижникам: Любови Поповой, Константину Рождественскому, Ольге Розановой. "Вообще в живописных работах Розановой тема движения полосы очень важна. Ее знаменитая работа с зеленой полосой", – продолжает галерист.

В двадцатые годы геометрическая абстракция не ограничивалась областью чистого искусства. Учеников Малевича в полосках привлекала идеальная геометрия, художников группы Павла Матюшина – цветовой ритм. Современный художник Александр Константинов ссылается и на опыт абстракционистов, и на опыт народного ткачества. "Ткацкая тема в полосочках возникает в связи с темой времени, как графическое воплощение темы времени", – поясняет он.

Время – это материя, доступная, скорее, музыке, нежели живописи, сожалеет Александр Константинов. На музыкальный манер он называет свою работу "Септет". Семь полос – семь ритмических вариаций. За геометрией и абстрактными смыслами в работах Константинова обнаруживается рукотворность и проработанность каждой линии.

Полоса – энциклопедия графических техник Александра Константинова 1990-х годов. В 2000-х такими же полосками он "изрисовал" Париж, создал ледник в австрийских Альпах и "блуждающие стены" у Третьяковской галереи. "Тогда я рисовал на бумаге, теперь – на небе, городе, парке", – рассказывает он.

Ольга Зубакина перевела книгу Мишеля Пастуро "Дьявольская материя. История полосок и полосатых тканей". В Средневековье полосатые поверхности пугали людей. Невозможно разобрать, где фон, а где фигура. Полосатые одежды приписывались изгоям, еретикам, предателям, шутам и морякам – людям ненадежным. "В новое время все с точностью наоборот, потому что меняется отношение к норме", – поясняет переводчик.

В современном искусстве и современной культуре смыслы, накопленные полосками в разные эпохи, сосуществуют. На выставке "Рядом" можно наблюдать и постоянство универсальной формы, и вариации под стать джазовой импровизации.

Читайте также: Арт-критик Милена Орлова о выставке "Рядом"