26.09.2008 | 00:00

Гершвин Джордж. Классика, или джаз? 110 лет со дня рождения

Джордж Гершвин, создатель лучшей американской оперы, даже не закончил музыкальную школу. Однако песни из "Порги и Бесс", как и знаменитая "Голубая рапсодия", стали едва ли не самыми популярными музыкальными произведениями двадцатого века. Сегодня исполняется сто десять лет со дня рождения композитора. Споры о его творчестве не утихают до сих пор. К 110-летию со дня рождения Джорджа Гершвина телеканал "Культура" показал запись концерта "Джордж Гершвин гала", который состоялся в Большом зале консерватории в 2007 году. Смотрите в эфире 27 сентября, в 01:10. Рассказывают "Новости культуры".

О том, что Джордж Гершвин первым вывел на большую сцену негритянский фольклор, знают, пожалуй, все. Через сто десять лет со дня рождения композитора его произведения в исполнении "Терем-квартета" и Игоря Бутмана звучат вполне по-русски, и музыканты считают такую трактовку более чем уместной. "Мы уже играли Скрипичную прелюдию №3, которую Яша Хейфец играл. У нас она сделана "а ля рюс"", – замечает Андрей Константинов, участник "Терем-квартета". "Да-да, Гершвин хорошо ложится! "Summertime" мы представили как "Wintertime" – зимнее время – когда негритянская женщина в русском селении качает русское дитя, а кругом вьюга, – поясняет участник "Терем-квартета" Андрей Смирнов. – Это народные инструменты, и мы музыку ищем народную – а это, в широком смысле, та, которая звучит в народе. Только потом выясняется, что это Гершвин, а на самом деле она сейчас стала народной"

Игорь Бутман, конечно, ничего не имеет против такой точки зрения. Но всегда готов напомнить: "Это для нас уже как джазовый композитор. Вот они сказали о Прелюдии №3, я о ней узнал буквально сегодня. Оказывается, еще и Прелюдия №7". "Но ведь, Гершвин писал оперетты, мюзиклы и оперы, – готов возразить Анатолий Кролл, – причем тогда, когда само понятие джаз толком не сложилось". "Конечно, это гениальный композитор, человек, который, сам того не предполагая, внес неоценимый вклад в джазовую музыку. Но это не джазовый композитор", – утверждает Кролл.

В том, что Гершвин стал самым любимым композитором среди джазменов, а его пьесы – рекордсменами по количеству интерпретаций, нет его вины. "Готовность его музыки трансформироваться в джазовую одежду удивляет, и этому объяснения нет", – признает Анатолий Кролл.

Нельзя сказать, что в мире классической музыки Гершвина однозначно принимают "за своего". Для академических пианистов его пьесы чаще всего исполняют "на бис" и считаются прогулкой в сторону легкого жанра. "Академическое исполнение, мне кажется, может только навредить. Исполнители академического плана всегда относились к ритму как-то небрежно, а в исполнении Гершвина это выходит на первый план", – замечает народный артист России Игорь Бриль.

Скорее всего, этот спор будет продолжаться еще очень долго – спор о том, в каком стиле писал Гершвин, и музыканты какого направления лучше всего интерпретируют его произведения.