31.05.2012 | 15:54

Александр Калягин погрузил израильтян в шекспировское наваждение

В Израиль вместе с московским театром «Et Cetera» прилетела «Буря» Шекспира. Последнюю пьесу английского драматурга на сцене театра «Гешер» показали впервые. В роли таинственного Просперо выступил сам Александр КалягинРассказывают «Новости культуры».

За кулисами – костюмеры, гримеры, рабочие сцены. Трафареты на футболках утверждают, что каждый из них и есть тот самый «А.А. Калягин». Его ждут с минуты на минуту. Мэтр появляется, как и положено, уже погруженный в образ мага Просперо, уставшего, узнавшего вкус предательства, разочаровавшегося во многом, но не потерявшего надежды. О своем недавнем юбилее он говорит на языке шекспировского Альта.

«Честно говоря, нет ни настроения праздника, ни итогов, ничего, – признается Александр Калягин. – Как сказал на моем юбилее, обнимая меня, один очень хороший человек, талантливый: "Саня, завтра будет все то же самое"».

Роберт Стуруа – главный режиссер калягинского театра – признан одним из десяти лучших постановщиков Шекспира за последние полвека. Он лично представляет любимую пьесу. 

«Мне нравится этот спектакль, – говорит Роберт Стуруа. – Но я боюсь его смотреть, чтобы не найти в нем какие-то ошибки своей халатности. И, в общем, это не веха моей жизни, но, так как она касается старости, эта тема меня волнует».

Зал полон. Гаснет свет, и начинается шекспировское наваждение. Угрюмый манипулятор, жаждущий мести Просперо, завистливый раб, пресмыкающийся и кусающий одновременно Калибан и влюбчивая Миранда бесконечно выясняют отношения. Треск и молнии разрывают воздух над сценой. Все ускоряется, оживает, набирает обороты. Ходульная поза как стиль, нож или меч как средство решения любых проблем, предательство – уже чуть ли не добродетель, и легкокрылый, бесплотный Ариэль – роль Натальи Благих.

«Это этап, конечно, и для театра, и для меня лично – попробовать такую роль, – признается заслуженная артистка России Наталья Благих. – И работа с Робертом Робертовичем – это огромная удача. Для всех, кто участвует в этом спектакле, это какая-то новая ступенька».

Это Шекспир, истолкованный и поставленный уже почитателями «Волхва» Фаулза, где все герои – маски. Потому Просперо то мечтает вздернуть своих обидчиков, ибо жизнь коротка, то в миг всех прощает по той же причине. Морок тает, тьма рассеивается, театр взрывается аплодисментами.