30.09.2008 | 19:37

Илье Кабакову – 75!

Сегодня Илье Кабакову исполнилось 75 лет. Этот юбилей для художника особенный. Именно в этом году он наконец-то смог вернуться на родину, в страну, которую покинул двадцать лет назад. Мастер не просто вернулся, он привез свои работы и устроил грандиозные ретроспективные выставки, которые вызвали мощный резонанс среди любителей современного искусства. Шесть проектов на трех площадках, одна из которых – Музей изобразительных искусств имени Пушкина – таков подарок к 75-летию основателя московского концептуализма. Рассказывают "Новости культуры".

Илья и Эмилия Кабаковы приехали в Москву после Сингапурской биеннале и накануне премьеры проекта "Что мы увидим после смерти" в Польше. У них очень плотный график: Кабаковы проводят пятнадцать-двадцать выставок в год. Безусловные звезды мировой арт-сцены, они и на аукционах ставят рекорды. "У нас слишком принято говорить, сколько стоят картины Кабакова. Но Кабаков – это не картины. Картины – это какие-то ошметки, побочный продукт его творчества. Главное – инсталляция, миры, истории, полулитературный, полухудожественный проект", – поясняет арт-критик Екатерина Деготь.

В годы застоя творческая жизнь Ильи Кабакова делилась на официальную и неофициальную. В официальной он иллюстрировал детские книги, в неофициальной – создавал "альбомы", концептуальные веселые картинки. С тех пор литературность стала основой и сущностью его искусства. "И концептуальное искусство, и искусство инсталляции существовали на Западе до Кабакова. Но именно он додумался ввести в концептуальную инсталляцию рассказчика и вообще повествование. По сути, его произведения – трехмерная литература", – замечает куратор Роберт Сторр.

Из круга московских концептуалистов Кабаков катапультировался на Запад, как герой его собственной инсталляции – в космос. Там беженцу советской утопии пришлось выстраивать вокруг своих работ объяснительный контекст. Рассказ о частной жизни советского человека потребовал реконструкции общественного пространства – коммунальной квартиры, школы, библиотеки, музея. Так и возникла "тотальная инсталляция". "Важно не что выставляется и что нам показывают, где, в каком контексте и в какой ауре", – утверждает Кабаков. Именно места и их ауру он создает. Стены в его проектах важнее того, что на них висит.

Стены культурного центра "Гараж" только кажутся музейными. Через пару недель их снесут. Это будет доказательством вымышленности и эфемерности "альтернативной истории искусства". Концептуалист, одержимый идеей каталога, порядка, структуры, Кабаков создает искусство, которое сильно воздействует на зрителя. Например, инсталляция 1992 года "Туалет" сумела стать чем-то вроде травмы для национального сознания. На такие сильные эффекты способно не каждое произведение.

Прославившись как певец коммунального быта и критик советской утопии, сегодня Кабаков размышляет о вещах, все более универсальных. В последних его проектах – Архив романтической архитектуры, Дом сна – нет ни слова о советской Атлантиде, как и в привезенных в Пушкинский музей "Воротах". "Образ последней работы художника, как бы завершающего жизнь. Хотелось, наконец, уже сделать эти последние работы, остановить это художественное продуцирование", – говорит Кабаков. Это только идея или концепт проекта "Ворота", а на практике производство воображаемых Ильей Кабаковым миров не останавливается.

Читайте также:
Илья и Эмилия Кабаковы. Московская ретроспектива

Екатерина Деготь о проекте "Илья и Эмилия Кабаковы. Московская ретроспектива"

Возвращение Кабаковых

Илья Кабаков – лауреат японской императорской премии