03.10.2008 | 11:35

Внук пианистки, сын пианистов – Лукас Генюшас

Когда стало известно, что семнадцатилетний студент Московского музыкального училища имени Шопена Лукас Генюшас исполнит в Москве "Хаммерклавир" Бетховена, одно из сложнейших сочинений мировой фортепианной музыки, критики поспешили окрестить дебютанта "гением или безумцем". Покидая Рахманиновский зал Московской консерватории после выступления, они говорили о сенсационной технике, безупречном чувстве стиля и духовной зрелости молодого пианиста. Неизвестно, станет ли первокурсник консерватории одним из музыкальных гениев XXI века, но его блестящий дебют внушает надежды на завидную артистическую судьбу. Рассказывают "Новости культуры".

Лукас Генюшас, прозванный "надеждой отечественного пианизма", – внук пианистки и сын пианистов. Профессор Вера Горностаева не только бабушка Лукаса, но и его учитель. То, что мальчик одарен музыкально, стало понятно еще в раннем детстве.

Вначале семейный музыкальный подряд не работал. Лукаса отдали педагогам, которым доверяли и родители, и бабушка. Но уже с девяти лет, когда стало понятно, что технически одаренному юноше свойственно еще и изрядное упорство, за дело взялась один из лучших профессоров консерватории Вера Васильевна. Она быстро преобразилась из бабушки в педагога. "Мы иногда виделись, приезжали с мамой к ней. А потом я вдруг совершенно изменил отношение, мировоззрение даже. Была серьезная перемена в жизни, когда я понял, что это серьезный человек, который способен на меня влиять", – рассказывает Лукас.

Вначале влияние касалось исполнения музыки Шопена. Вера Горностаева всегда вспоминает слова своего учителя Генриха Нейгауза, который говорил: "Пианист становится хорошим пианистом только после того, как научится играть Баха и Шопена". Два года Лукас играл только Шопена. "Меня с детства погрузили в раствор шопеновский и концентрированный, и в какой-то момент наступило отторжение", – вспоминает юный пианист.

Вместе с отторжением пришло увлечение современной музыкой. Лукас знает наизусть всего Стравинского, сложный цикл Хиндемита "Ludus Tonalis". Сейчас вместе с шопеновской "Колыбельной" он с увлечением играет сочинение Чика Кориа. Горностаева говорит: "Да, интересная музыка. Какие-то джунгли, какие-то слоны ходят. Я их чувствую здесь", – замечает Вера Горностаева. "Он личностен. Он не ученик. В нем ученичества не так уж много. Если оно и было в какие-то годы, то лет в четырнадцать начало закругляться", – рассказывает она.

Теперь Вера Васильевна для Лукаса Генюшаса еще и хороший друг, к которому он с удовольствием приезжает пожить. "У него есть сдержанность, тонкость душевная, воспитание. Я бы никогда не ужилась с внуком своим, если бы этого не было", – признает Горностаева.

На двери комнаты Лукаса висит афиша его первого сольного концерта в Рахманиновском зале консерватории, на котором он сыграл бетховеновский "Хаммерклавир". За это произведение берутся либо безумцы, либо гении. Лукас Генюшас на безумца совсем не похож.