01.06.2012 | 09:58

Фестиваль Андрея Тарковского – как зеркало современного кинематографа

По сравнению с предстоящим Московским Международным, кинофестиваль «Зеркало», который проходит в эти дни в Плесе, выглядит, наверное, скромно. Конечно, масштабы и возможности столицы и небольшого волжского городка несопоставимы. Но по его роли, которую он играет в культуре страны, и не одной только нашей страны, фестиваль «Зеркало» с Московским фестивалем, пожалуй, может сравниться. И по качеству его программы, кстати, тоже. Одним из событий, которое привлекает внимание членов жюри и гостей «Зеркала», стала выставка под названием «Тарковский. Контекст». Рассказывают «Новости культуры».

Марина Тарковская, сестра режиссера, – в роли куратора выставки. Она показывает детские фотографии брата, письма, которые он писал матери и крестному, когда гостил у бабушки в Юрьевце. Здесь рисунок девятилетнего Андрея Тарковского, который он создавал и «озвучивал».

«Если он рисовал самолет, он имитировал звук летящего самолета, – вспоминает Марина Тарковская. – Если это летит бомба со страшным воем, а потом взрывается, он все это тоже звуково как бы изображал».

Здесь и фотографии уже взрослого Тарковского – рабочие будни и торжественные моменты в его жизни, много книг о кинорежиссере. Но, пожалуй, самым ценным экспонатом этой выставки можно назвать свидетельство о рождении Андрея Тарковского – тот самый «паспорт», о котором в 1932 году написал в своем дневнике его отец поэт Арсений Тарковский.

Марина Тарковская хранит этот документ, как и воспоминания. Например, рассказы брата о работе. В частности, о сцене охоты на лебедей, которая из-за ограниченного бюджета в картину «Андрей Рублев» так и не вошла.

«В фильме остался только найденный вот в лесу остов лебедя погибшего, убитого, – рассказывает Марина Тарковская. – Это должен был такой красивый лесной пейзаж с глубоким таким торфяным черным озером, окруженным деревьями – лесом таким глухим. И на фоне этого черного озера охота на лебедей».

Для мексиканца Карлоса Рейгадаса картины Тарковского перевернули весь мир. Лучший режиссер 65-го Каннского смотра, который вне конкурса представляет на фестивале сразу три ленты, признается, что только после просмотра «Зеркала» открыл для себя тайну кино – это не развлечение, оно может нести необычайную глубину. Поддержали эту тему и члены жюри фестиваля.

«Повлиял своим мышлением, которое оригинально и вместе с тем, еще и сильно опознаваемо, – говорит член жюри фестиваля, актер Владас Багдонас. – Человек, знающий психику-психологию человека. Он замечательный художник».

«Для меня эта фигура в числе пяти, может быть, десяти имен самых значительных для мирового кино», – признается член жюри фестиваля, режиссер Андрей Звягинцев.

Казалось бы, парадокс – австриец Йоханнес Цайлер видел только «Сталкера», но считает, что актером стал благодаря Тарковскому.

«Лет 20 назад, когда я увидел «Сталкера», для меня творчество Тарковского стало большим открытием, – рассказывает Йоханнес Цайлер. – Эта его совершенно удивительная картина, его одиночество, то, как он создает образ».

Режиссер и президент «Зеркала» Павел Лунгин впервые за всю историю фестиваля провел мастер-класс.

«Меня удивило, что столько людей под комарами и холодным ветром высидело все это время», – говорит он.

Полтора часа на берегу Волги превратились в урок постижения искусства создавать новые миры.

Читайте также:
«Зеркало» на берегу Волги

Мир в «Зеркале» авторского кино