06.10.2008 | 11:09

Дмитрий Крымов представляет "Опус №7"

Одним из самых ожидаемых событий фестиваля "Территория" стала премьера нового спектакля Дмитрия Крымова "Опус №7". Несколько лет назад известный художник создал уникальный театр, который сразу же окрестили "театром визуальных метафор и сновидений". Сейчас в репертуаре "Лаборатории Дмитрия Крымова" шесть спектаклей, которые успели завоевать несколько престижных наград, включая Гран-При Пражской выставки сценографии и "Золотую маску" в номинации "Эксперимент". О новой работе режиссера и его учеников рассказывают "Новости культуры".

Дмитрий Крымов переставляет пюпитры и прячет за кулисами куклу, изображающую Шостаковича. Его ученики готовятся петь. Свое новое произведение "крымовцы" назвали очень музыкально – "Опус №7". Вторая часть постановки рассказывает о композиторе Шостаковиче, а в первом действии, которое называется "Родословная", звучит музыка Александра Бакши и тексты Льва Рубинштейна. "Мы сначала думали сделать родословную Иисуса Христа, но в результате получилось проще, чем мы хотели. Как бы ужасно все ни было, какие бы ни были времена, рождается мальчик, одевает те же ботиночки и мучается за себя или за всех – как получится", – поясняет Крымов.

Рождению мальчика предшествует ветер из прошлого. Величественный и жутковатый, он засыпает все вокруг старыми фотографиями, забытыми именами. "Какое мы имеем к чему бы то ни было отношение. Родителям, бабушкам, какие-то фотографии, и не у кого спросить", – продолжает постановщик.

Гора обуви и архивные фотографии – образный ряд этого спектакля связан с темой Холокоста. В театре Крымова образы производятся в реальном времени, на глазах у зрителей, а актерское существование приближено к перформансу. За одно представление "Родословной" актеры изрисовывают и изрезают десять листов картона. "Театр – искусство не вечное, эфемерное. Оно призвано быть ограниченным во времени", – поясняет художник спектакля Вера Мартынова.

В конце "Родословной" театр одерживает победу над временем, и мальчик рождается. Мальчика, который во втором действии превращается в композитора, играет Анна Синякина. Образ маленького и великого Шостаковича оказывается сродни Чарли Чаплину. Трогательная клоунская маска – контрапункт к музыке из Седьмой, "Ленинградской" симфонии, которая сопровождает спектакль. Тему "Нашествия" исполняют семь роялей из грохочущей жести. "Музыка Шостаковича и то, что с ним происходило, – это одни сплошные крайности, от рыжего клоуна до белого", – замечает Анна Синякина.

Смешное неотделимо от страшного и трагического. За маской шута – драма отношений художника с жизнью и властью. Сюжет "Опуса №7" лаборатории Крымова рождается из сочетания визуальных и музыкальных образов. Несмотря на то что, текст – это всего лишь незначительный элемент спектакля, он оставляет сильное впечатление, подобное хорошей литературе.

Все материалы о фестивале>>>