10.10.2008 | 15:51

Выставка Игоря Вулоха открыта в столице

Московский Музей актуального искусства представляет выставку работ Игоря Вулоха. Картины художника мягко игнорируют разум зрителя, обращаясь исключительно к чувственному восприятию, и одновременно бросают вызов разуму искусствоведов, заставляя их строить громоздкие терминологические конструкции, чтобы классифицировать стиль, направление, технику Игоря Вулоха. Критики теряются в догадках: что это – философское обобщение или глубокое исследование детали? Рассказывают "Новости культуры".

В этом году Игорю Вулоху исполнилось семьдесят лет. К этой дате приурочена большая выставка в Москве, на которой представлено более ста произведений мастера из собрания семьи художника и частных коллекций. Одна из первых работ – пейзаж, написанный в родной Казани. После этой картины реализм в творчестве Игоря Вулоха закончился, и началась абстракция – так утверждают искусствоведы. У художника на этот счет свое мнение. "Я не считаю, что это абстракция в прямом смысле слова. Я ей не занимаюсь. Это не является ни моей программой, ни любимой эпохой в изобразительном искусстве", – говорит Вулох.

Игорь Вулох не признает ярлыков. Он не ограничивает себя рамками определенного художественного направления. В своих работах пытается показать собственную точку зрения на окружающий мир, но так, чтобы сокровенные мысли остались тайной. "Это не мысли, это, скорее, чувства, которыми я хочу поделиться. В первую очередь поделиться с собой на холсте. А иногда, когда это удается, получается общение со зрителем", – добавляет художник.

Искусствовед Троэльс Андерсен знает Игоря Вулоха уже сорок восемь лет и даже шутит, что скоро "золотая свадьба". С особым интересом он рассказывает об иллюстрациях художника к стихотворениям поэта Геннадия Айги. "Получается то, что я называю параллели. У Геннадия есть стихотворение "Снег", которое играет на слове "снег", и Игорь многоточие распределяет. А центральная часть рисунка вся белая остается. Таким образом, здесь не снег, а что-то рядом со снегом, как отклик его на стихотворение", – поясняет он Троэльс Андерсен.

Игорь Вулох уверен, что иллюстрации живут своей собственной, не зависимой от поэзии жизнью, и трактовать их можно каждый раз по-новому. Впрочем, это касается и других работ художника. Поэтому названия не нужны. Они ставят зрителя в определенные рамки, а рамки в искусстве, по мнению Игоря Вулоха, приемлемы только в качестве обрамления картины и никак иначе.