10.10.2008 | 23:31

Някрошюс представляет премьеру в Большом

Оперу "Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии" относят к редко исполняемым шедеврам, но в Большом театре эпическое полотно Римского-Корсакова разворачивается уже в седьмой раз. Кроме того, оперу трижды ставили в Мариинке. Особенно мощный резонанс вызвала третья мариинская постановка, которую осуществил Дмитрий Черняков. В Большом театре за сценическое воплощение мистической легенды и чудесно исчезнувшего невидимого града взялся Эймунтас Някрошюс. О премьере в Большом рассказывают "Новости культуры".

Спустя двадцать пять лет "Сказание о невидимом граде Китеже" снова появилось на афише главного театра страны. Это совместный проект двух титанов – Большого и театра Кальяри. В конце мая "Китежу" аплодировала Италия, а этим вечером состоялась московская премьера. В холле можно увидеть эскизы прошлых постановок. Самая первая была осуществлена в 1908 году. За сто лет – семь версий. "Это такая русская классика, которая просто обязана идти на этой сцене Большого театра", – убежден заслуженный артист России Михаил Казаков. Он готовится к исполнению центральной басовой партии – князя Китежа и уже прошел крещение Италией. "Как для певца, для меня это очень полезно петь, как для баса. Это вырабатывает очень правильную гигиену голоса", – добавляет он.

Эймунтас Някрошюс перед премьерой сохраняет олимпийское спокойствие. Это уже его третий спектакль в Большом. Когда вопрос касается музыки, уверенный в себе Някрошюс отходит в тень. Он пока не до конца постиг механизм функционирования музыкального театра. "Главное здесь музыка режиссер на третьем и четвертом месте. Так должно быть", – считает он. Тем не менее, последнее слово в режиссуре остается за Някрошюсом. Он точно расставляет акценты.

Легенда о чудесном граде Китеже окутана тайнами. Александр Ведерников перед постановкой даже совершил паломничество на то озеро. "Место действительно производит сильное впечатление. Озеро существует, я туда съездил. Дело не в конкретной легенде, а в том, что из этой легенды проросло много смыслов, важных для русской жизни", – поясняет он.

Тайный смысл символов ищут и находят все исполнители. Виталий Панфилов настолько сроднился с образом княжича Всеволода, что стал говорить исключительно о философии. "Взгляд свысока, большая вселенная философия, и нужно разложить все по полочкам", – замечает он.

Главная героиня оперы Феврония – дева жертвенная. Именно ее молитвами Китеж стал невидимым. Михаил Губский обычно исполняет героев-любовников – такова в театре доля тенора. Однако в этот раз ему досталась партия Гришки Кутерьмы, который привел татар к Китежу. "Тут надо и спеть, и сыграть, и нужно быть физически подготовленным, потому что роль очень подвижная. Если ее статично петь, она будет никому не интересной", – считает он.

За сто лет в Большом театре было осуществлено двести пять постановок "Китежа", и это не рекорд. Во всяком случае, новая версия претендует на прочное место в репертуаре главного театра страны.

Читайте также:
"Сказание о невидимом граде Китеже" в постановке Някрошюса