15.10.2008 | 11:52

Как начинался отечественный кинематограф

Сто лет назад, 15 октября 1908 года, состоялась премьера первой отечественной игровой кинокартины "Понизовая вольница". Фильм, снятый Александром Дранковым по мотивам известной песни "Из-за острова на стрежень", состоял из шести сцен-кадров и длился менее десяти минут. Грандиозный успех ленты вызвал споры в интеллектуальной среде. "Иллюзион" сравнивали с балаганом. Среди более дальновидных деятелей искусства оказался поэт Андрей Белый, который впервые назвал кинотеатр "точкой единения людей". Время доказало его правоту, 15 октября теперь отмечается, как день рождения российского кинематографа. Свидетелями его становления посчастливилось стать Евгению и Леониду Аграновичам. О том "как все начиналось", рассказывают "Новости культуры".

Столетию российского кинематографа посвящается. Музыка Никиты Богословского, слова Евгения Аграновича, поет Евгений Агранович:
"Друг друга мы не видели, но спаяны давно.
Внимательные зрители и воины кино.
С экрана настороженно мы ловим каждый взгляд,
Нас хвалят так восторженно, бывает и бранят".

Евгений Агранович моложе отечественного кинематографа всего на десять лет. На его счету несколько киносценариев и более ста пятидесяти песен, написанных для кино. ""Я в весеннем лесу пил березовый сок…" – вот эта. Потом была песенка в фильме "Офицеры" – "От героев былых времен, не осталось порой имен...". Ну, и еще несколько песен было в кино таких известных", – рассказывает он.

Несмотря на свои девяносто, Евгений Агранович с удовольствием поет не только дома, но и на многочисленных концертах. Хвастается, что раз в году его даже в Кремль приглашают. Его кухня завалена поделочными материалами. Последние сорок пять лет поэт увлекся скульптурой. Некоторое время назад он даже создал эскиз памятника Евгению Урбанскому, и Союз кинематографистов обещал его воплотить, но этого не случилось. "Мой эскиз памятника Урбанскому, в сущности, пришлось положить на полку", – говорит Агранович.

Сейчас скульптор Агранович, надеется, что хотя бы через четыре года, к восьмидесятилетию Урбанского, памятник все-таки установят. В гости к своему брату и коллеге Евгений Данилович заходит нечасто, несмотря на то, что они живут по соседству. Говорит, нет времени – концерты, съемки, интервью.

Леонид Агранович попал в кинематограф, будучи уже профессиональным актером театра Мейерхольда. Герасимов пригласил его вторым педагогом на свой знаменитый курс, на котором учились Бондарчук, Лиознова, Макарова. "Они меня больше боялись, чем его. Он редко приходил, а я каждый день работал по восемнадцать часов в сутки", – вспоминает Леонид Агранович. Свой первый киносценарий он написал, чтобы показать пример студентам, которые ленились проходить этот курс обучения. Потом были написаны сценарии для кино и осуществлено семь режиссерских киноработ. Среди них – "Человек, который сомневается", "Свой" и "Срок давности".

Рассматривая фотокарточки, Аграновичи вспоминают, как в детстве отец всю семью водил на каждую кинопремьеру. Иван Мозжухин, Вера Холодная – герои немого кино овладевали сердцами российских зрителей. Несмотря на отсутствие большого кинопроката и огромный спрос, билеты в синематограф были доступны всем.

"Но все ли знают зрители, когда в кино идут,
Про славный, удивительный, про наш бессонный труд.
Мы дружим с ним, как с песнею, пока стучат сердца.
Не выходя на пенсию снимаем до конца".