16.10.2008 | 12:12

Курочка Ряба в Парижском метро

Бывалые путешественники любят рассуждать о метафизическом родстве Москвы и Парижа – городов, завораживающих стихийным ритмом бытия. Однако московское и парижское метро сравнивают редко. Теперь для этого есть все основания. Обновленный вход станции "Киевская" в стиле "ар-нуво" повторяет отделку входов парижского метрополитена, созданных в начале ХХ века по проекту Гектора Гимара, одного из "мэтров" европейского модерна. Уже в декабре парижскую станцию "Мадлен" украсит необычный витраж. Автор "ответного подарка" – народный художник России Иван Лубенников, который оформил несколько новых станций московской подземки. Рассказывают "Новости культуры".

"Из России с любовью" – такой дарственной надписи здесь нет, зато есть слова известной с детства сказки: "Снесла курочка яичко, не простое, а золотое". Впрочем, предмет раздора бабки, деда и мышки сделан не из золота, хотя и блестит ярче солнца. Кстати, может у французов в подземке даже появится примета "а-ля рюс" – исполнение желаний путем трения. Восемьдесят килограмм веса – такое яйцо непросто установить в витраже. "Крепили, делали шаблон. В самом яйце просверлены дырки, на них накручена резьба. Снимали шаблон, приставляли к витражу, отмечали, сверлили и вкручивали с той стороны", – рассказывает художник Алексей Мальцев.

Изнаночную сторону витража парижане и гости французской столицы, скорее всего, никогда не увидят. Она похожа на футуристический коллаж и одновременно на лоскутное одеяло, собранное из цветного стекла. "Каждое стекло сделано по отдельности, отлито в те же рамы, в которые сейчас оно вклеено. В каждую такую форму пришлось отливать по несколько раз, потому что оно разноцветное, а обычно варится одного цвета", – замечает народный художник России Иван Лубенников.

Cтекло особой прочности изготавливали в городе Гусь-Хрустальный, потом работали с ним на заводе в Москве. Вообще, как признается Иван Лубенников, витражами он раньше никогда не занимался, но в последнее время стал настоящим экспертом в современном оформлении подземных пространств и с легкостью пошел на этот эксперимент. "Сам по себе факт появления русской вещи в глубоком тылу – это довольно любопытно. Правда были требования: это должен быть витраж. Это обоснованное требование, потому что там действительно такое место, где витраж удобен как техника, потому что он светится и дает свет. Также французы очень просили сделать что-нибудь в плане фольклора", – замечает Лубенников.

Его курочка Ряба – это и конструктивизм, и соцреализм. Определять стиль, впрочем, будут искусствоведы. Кстати, достойного аналога имени русской курочки, во французском языке так и не нашлось. Слова сказки и вовсе переводили главные ученые мужи. "По сравнению с нашими предыдущими делами это своего рода развлечение. Обычно у нас все брутальнее, значительнее, тяжелее", – считает художник Максим Харлов.

Первые эскизы Лубенников показал в мае. Потом начался производственный процесс с плазменной резкой и изобретением необходимых для витража конструкций. "Это исключительно художественная работа. По рукописному рисунку все перевели на металл и вырезали плазмой толщиной три миллиметра", – поясняет художник Артем Родионов.

Этот витраж совсем скоро разберут. И отправится курочка Ряба в Париж, а там уже вряд ли найдется мышка, которая сможет вильнуть хвостиком, чтобы разбить такое непростое яичко.