22.10.2008 | 11:41

О судьбе "толстых журналов" в современной России

Недавно из печати вышел тысячный номер "Нового мира", одного из самых ярких представителей семейства так называемых "толстых журналов". В истории отечественной словесности эти издания играют особую роль. Начиная с XVIII века, они были законодателями литературной моды и рупорами самых передовых идей своего времени. В советскую эпоху "толстые" журналы часто оказывались "цензурной лазейкой" для "неблагонадежных" авторов, а позже, в годы перестройки, стали первыми издателями запрещенных произведений Пастернака, Солженицына, Платонова и многих других. Сохраняют ли сегодня "толстые" журналы свой уникальный статус – рассказывают "Новости культуры".

Толстые литературные журналы (сокращенно – "толстяки") на балу глянцевых изданий выглядят аскетами. Журнал "Знамя" создавали специально для военных писателей, поэтому и обложка у него цвета хаки. И хотя "Знамя" уже давно носит штатскую форму, название и военную обложку решили сохранить как дань 77-летней истории. Дизайн "Нового мира" – ежемесячного журнала художественной литературы и общественной мысли – не менялся с конца 1940-х. Отсутствие ярких цветов и иллюстраций – это сигнал для читателя. "Никаких картинок, никаких фотографий, что существует для твоего удовольствия и времяпрепровождения. Здесь будут только умные тексты, много-много умных букв", – говорит главный редактор журнала "Новый мир" Андрей Василевский.

"Новый мир", "Знамя", "Дружба народов", "Юность", "Октябрь" – еще двадцать лет назад комплекты этих изданий были в домашних библиотеках тех, кто относил себя к читающей интеллигенции. Тиражи толстяков исчислялись миллионами. Так было до начала 90-х. "С нами остались те, кто любит современную литературу, кому дорого ощущение, что в произведении, которое он читает, последняя точка поставлена два-три месяца назад", – замечает главный редактор журнала "Знамя" Сергей Чупринин. Тираж "Знамени" сегодня составляет четыре тысячи экземпляров. Это в двести пятьдесят раз меньше, чем пятнадцать лет тому назад. Тираж "Нового мира" – семь тысяч, а когда-то был около трех миллионов. Одним из самых востребованных жанров был роман. "Еще недавно был читатель, который готов прочесть начало, потом подождать месяц – прочесть средину, еще месяц подождать и прочесть окончание. Все, сегодня такого читателя больше нет", – утверждает Андрей Василевский.

Последняя рукопись Анатолия Приставкина могла появиться на страницах "Знамени". Писатель присылал в редакцию свое произведение. Однако публикация в журнале растянулась бы на несколько месяцев, а в издательстве книга вышла уже через двадцать дней. А вот всевозможные очерки, эссе, повести, рассказы мало интересны книгоиздателям, и толстые журналы выступают как Ноев ковчег. "Я вообще считаю этот институт литературных журналов очень важной инстанцией, потому что это есть первоначальный и серьезный отбор", – замечает литературный критик, главный редактор журнала "Вопросы литературы" Лазарь Лазарев.

Когда-то толстые журналы были первыми, кто публиковал произведения именитых авторов, а теперь они первыми открывают читателю новые имена. Главные редактор "Знамени" вспоминает, что букеровский лауреат Денис Гуцко когда-то дебютировал в его журнале. "Напечатался в "Знамени" никому не известный мальчик из города Ростова -на-Дону – свою первую вещь об Абхазской войне и 1990-х. После этого попал в Липки, напечатал еще одну вещь у нас, в "Дружбе народов", где-то еще. Потом одна из этих вещей вышла книжкой", – рассказывает Сергей Чупринин.

В списке авторов, которые печатались в течение года в "Новом мире", примерно сто пятьдесят фамилий – известные и начинающие литераторы. Писатели, которые задают палитру современной литературе.

Читайте также: Елена Дьякова о феномене "толстых" журналов