24.10.2008 | 19:34

РАМТ представляет спектакль об одиночестве в оркестре

Простая история о маленьких людях с большими амбициями. Российский Молодежный театр выпустил новый спектакль по пьесе французского драматурга Жана Ануя "Оркестр". Его герои несчастны и неприятны одновременно. Никто из них не мечтал играть в убогом ансамбле перед равнодушной, праздной публикой. Рассказывают "Новости культуры".

Восемь лет – это серьезный перерыв для режиссера и хороший повод глубоко осмыслить следующую постановку. Валерий Киселев, читая Жана Ануя, настолько ушел в себя, что встреча с актерами стала для него непростой. Споры велись до самой премьеры. "Были вещи, которые не принимали. Да и потом семь характеров и семь невторостепенных ролей. Каждый – это столб такой", – говорит режиссер-постановщик Валерий Киселев.

Послевоенный приморский городок, маленькое кафе. Местный оркестр каждый вечер дает концерт, развлекая публику. В среде музыкантов кипят страсти, но об этом никто не должен знать. Все роли в этом спектакле главные. Актерская работа оказалась невероятно сложной – почти весь спектакль играют на пределе. "Мы еще здесь пели дурными голосами. У меня, например, не было арии. У всех есть, а у нас с Ларисой Маравской нету. Поэтому нам режиссер сказал: "Вы напишите сами". Ну как сами? У Ануя нет. Там текст такой был: "Тогда я ему сказала: Эдмон! Ты еще не знаешь, на что я способна!"", – рассказывает актриса Наталья Чернявская.

Несмотря на разногласия, актрисы сходятся в одном: все шесть женских характеров им прекрасно знакомы. Более того, каждая из них находит в себе черты своей героини, и здесь возникает главная сложность. Нужно найти грань между персонажем и своим характером. "Это не неореализм. Да, оркестр можно, в принципе, поставить, как угодно, и играть. Но вот наш способ существования, который, с одной стороны, игра в персонажа, но друге дело, когда ты сам персонаж", – говорит актриса Татьяна Кузнецова.

Жан Ануй писал о бегстве от одиночества. В постановке Валерия Киселева все настолько обострено, что это похоже на "Ад одиночества" японского классика Окутагавы. Одна из героинь заканчивает жизнь самоубийством. Именно к такому концу, по мнению режиссера, приводит одиночество в оркестре.