28.10.2008 | 11:14

"Три жизни Оскара Рабина"

Сегодня в Государственной Третьяковской галерее на Крымском валу открывается масштабная ретроспективная выставка Оскара Рабина. Творчество художника сыграло ключевую роль в судьбе отечественного нонконформизма. В середине 60-х годов прошлого века барак Рабина в Лианозово был не просто средоточием культурной жизни столичного андеграунда. Там родилось современное российское искусство. Организатор легендарной "Бульдозерной выставки" перешагнул временные границы. Экспозиция в Третьяковке получила название "Три жизни Оскара Рабина". Рассказывают "Новости культуры".

О первой жизни Оскара Рабина можно только догадываться. Сам художник говорит, его вторая жизнь началась после смерти Сталина, вместе с оттепелью. "Рисовал то, что меня окружало. Жили в бараке – рисовал барак. Работал на железнодорожной станции с рабочими – водка-селедка. Это и первое горе, и радость в жизни. И все в жизни как-то с этой водкой происходит. Это символ этой жизни – и праздники, и похороны", – говорит художник.

Вторая жизнь Рабина связана с поэтикой квартирных посиделок и откровенных кухонных разговоров в лианозовских бараках, с поисками истины и "Бульдозерной выставкой". Сегодня в смысле бунтарского пафоса он уже не так категоричен. "Я молод был и упрям. Наверное, сейчас я не стал бы так поступать и так думать. А в то время казалось, что так невозможно", – поясняет он.

В 1978 году, когда Рабин стал вынужденным эмигрантом, лишенным советского паспорта и гражданства, началась его третья – парижская – жизнь.

На первой персональной выставке художника в Москве представлено около сотни картин. Парадоксально, но в собрании Третьяковки есть лишь несколько его работ. Основную часть экспозиции составили произведения, предоставленные лучшими музями мира. О некоторых работах, кроме самого художника и немногочисленных специалистов, в России никто не знал.

"Рабин – фигура парадоксальная при всей его известности. В начале 90-х я была в составе комиссии, которая не выпускала вещи Рабина из страны за рубеж. Считалось, что все вещи Рабина как антисоветские произведения не подлежат вывозу в страны Запада. А те, которые попадали туда, попадали незаконным путем. Теперь мы прилагаем большие усилия на то, чтобы привозить из-за рубежа его работы, которые с того времени все находятся в крупных музеях", – рассказывает сотрудник отдела современной живописи Государственной Третьяковской галереи Наталья Александрова.

В отдельном зале можно увидеть работы 1990-х – 2000-х годов. В парижском антураже как будто мерещится лианозовский быт. В его парижской жизни нет остросоциальной тематики, а есть лишь безнадежное одиночество и далекие воспоминания. "Там, в той жизни, был я сам. А тут на всю эту жизнь я смотрю, как пришелец. Это не мое пережитое, не мое родное. Здесь не меньше трагедий, но мной это не пережито", – признается Оскар Рабин.

Полтора года назад у художника появился новый российский паспорт. В связи с этим была написана картина "Три паспорта". Художник считает, что в восемьдесят лет началась его новая, четвертая жизнь. Пока он ничего о ней не знает, кроме того, что она начнется персональной выставкой в его самом любимом и родном городе.

Читайте также: Александра Обухова о выставке работ Оскара Рабина