06.02.2019 | 23:50

На сцене Александринского театра состоялась премьера балета "Эффект Пигмалиона"

Сегодня на сцене Александринского театра Борис Эйфман представил премьеру балета «Эффект Пигмалиона». Генеральный спонсор спектакля ‒ банк ВТБ. Название своей новой постановки хореограф почерпнул из трудов по психологии, рассказав историю о том, как ожидания могут изменить действительность. На премьере в Петербурге побывала Юлия Струкова.

Премьера на сцене Александринского театра – балет «Эффект Пигмалиона». Впервые за почти два десятилетия Борис Эйфман обращается к комедийному жанру. Хореограф предлагает зрителю интерпретацию мифологического сюжета о скульпторе, который влюбился в созданную им девушку. Правда, в версии Эйфмана – он сам писал либретто – не будет ни скульптора, ни его любимой. Как всегда, это неожиданный симбиоз несочетаемого, из которого вырастает гармония. За ней и ходят на постановки мастера. Нет ни Пигмалиона, ни Галатеи. От имен остались осколки. Есть Лион – чемпион по бальным танцам, два женских образа: Тея – его партнерша и Гала – пацанка, мечтающая танцевать.

«Я очень много смотрел фильмов Чаплина, фильмов комедийных, чтобы вдохновиться. И, конечно, наша комедия близка к чаплинской. Через гротеск и клоунаду проходят грустные и философские мысли о человеке, о человеческом бытие», ‒ пояснил художественный руководитель Санкт-Петербургского театра балета, народный артист России Борис Эйфман.

Музыка Штрауса-младшего, в которой Эйфман обнаруживает драматургию и энергию, и авторская пластика, замешанная с бальной, танцоров обучали классике и латине.

«Самолюбование, утрирование бальных танцев. Я не думаю, что бальники так себя ведут, но для зрителя создается образ комичный. Каждое движение ‒ немножко чересчур», ‒ считает солист Санкт-Петербургского театра балета, заслуженный артист России Олег Габышев.

Образ девушки из трущоб Галы ‒ самый интересный и противоречивый.

«Весь первый акт – это широкие штаны, папин камзол, шапка, жесты, построенные на мужском образе. Это сделано для того, чтобы во втором акте, когда она превращается в леди, был яркий переход», ‒ рассказала солистка Санкт-Петербургского театра балета Любовь Андреева.

Пацанка не просто будет танцевать – получит корону победителя. Но некстати влюбится в своего педагога Лиона, который в отличие от Пигмалиона Бернарда Шоу взаимностью ей не ответит. Для него она так и останется невеждой и нищенкой. Два мира, как порой и в жизни, не пересекутся. Гала не станет Галатеей, а Лион – Пигмалионом. Спектакль в июле покажут в Большом театре.

Новости культуры