31.10.2008 | 11:18

Россини на сцене "Новой оперы"

Фейерверк мелодий, интрига и смех. Мы говорим: "Россини", подразумеваем – "Севильский цирюльник". Признанный шедевр комической оперы был написан в Риме в 1816 году, и с тех пор "Фигаро" не сходит со сцены, стойко выдерживая напор режиссерских фантазий. Оригинальную трактовку его похождений предлагает московский театр "Новая опера". Премьера – сегодня. Постановщик спектакля, британец Элайджа Мошински увидел "Цирюльника" в эстетике чаплинских фильмов. Станет ли такой "буфф" средством от надвигающейся сезонной депрессии – узнаем вечером. Ценители отменного вокала, в любом случае, не будут разочарованы, утверждают "Новости культуры".

Двенадцать дней назад спектакль еще не был готов. Англичанин Элайджа Мошински настойчиво пытался понять, чем отличается российский певец от английского. Режиссерские знания – сила певца. "Я исследую те возможности, что есть у русских и только у них. И понял, что это теплый юмор и удовольствие от того, что они делают и играют. Для меня идеальный стиль – это расслабленность. Мне нравится, когда говорят, что режиссуры не видно", – говорит Мошински. Тем не менее, режиссер активно поработал с российскими певцами. Он шел от первоисточника – Бомарше. "У меня всегда, если я на правильном пути, во сне происходят странные вещи. Это вспышка. Когда она произошла, я понял, что в "Севильском цирюльнике" у меня будет фантазийная страна 1920-х годов в стиле ар деко. Немного наивное и ироничное немое кино", – рассказывает англичанин.

После всех сновидений Элайджа решил поиграть с актерами. Между делом – безделье, но функциональное. "Мы делали упражнения, потом репетировали. Делали упражнения на внимание, чтобы контакт с партнером был", – замечает исполнитель партии графа Альмавивы Сергей Романовский, дебютант "Новой оперы". Его партнершей стала Анастасия Белукова, которая играет роль Розины. "Она очень наивна по-хорошему, имеет буйный темперамент. Она подросток. Мне это близко", – признается Анастасия.

Все свои решения Элайджа Мошински опробовал на актерах. "Он постоянно что-то искал. У него был план, но в нюансах он смотрел на реакцию зрителей. Зрителями были мы. Если нам было интересно, он это оставлял", – говорит исполнитель партии Дона Базилио Владимир Кудашев. "С репетициями вырабатывался сценический кураж. Когда уже не надо думать, куда ты пошел – направо или налево. Он всегда так и говорил: "Хочу, чтобы была импровизация, а не завод"", – добавляет исполнитель партии Бартоло Дмитрий Овчинников.

Однако дирижер Эри Клас пытается слегка сдержать желание певцов импровизировать. После монументально тяжелого вагнеровского "Лоэнгрина" – последней постановки "Новой оперы" – ему было непросто добиться от оркестра россиниевской легкости и при этом еще и совпасть со скороговоркой певцов. "Выяснилось, что в этом театре есть четыре состава исполнителей, для которых эта опера как лакомый кусок", – отмечает Эри Клас.

Одним из лучших стал Сергей Романовский. Недавнего выпускника консерватории уже пригласили выступить весной в Ла Скала. И тоже в опере Россини. А пока, когда до премьеры остались считанные часы, Элайджа Мошински уже не спрашивает у артистов, готовы ли они". Он учит их делать поклоны с россиниевской легкостью и веселостью.

Читайте также: "Севильский цирюльник": действие оперы перенесено в XX век

Алексей Парин о постановке спектакля "Севильский цирюльник"