01.11.2008 | 11:49

Пиршество для слуха от Майкла Наймана

Не нужно быть тонким знатоком стилей, чтобы помнить, что минимализм по определению аскетичен и скуп. Исключение из правила – музыкальный минимализм в версии Майкла Наймана. Эстет и юморист, создатель культовых саундтреков к лучшим лентам Гринуэя, автор трудов по теории экспериментальной музыки, ему удается сотворить настоящее пиршество для слуха по диетическому рецепту. 1-го и 2-го ноября насладиться этими деликатесами могут меломаны Москвы и Петербурга. Первый из двух российских концертов знаменитого Майкл Найман Бэнд сегодня в столичном Зале имени Чайковского. Рассказывают "Новости культуры".

На концерты классической музыки композитор Антон Батагов ходит крайне редко. Но в 1998 году пошел в Большой зал консерватории специально ради Наймана. Ему было интересно, как изменится атмосфера легендарного и немного чопорного зала под влиянием этой личности. "Очень не назидательная, я бы сказал, личность. Ему удалось показать, что грань между старинной, современной, авангардной, попсовой и академической музыкой отсутствует. То, что он делает, – фактически такая игра в сочинение музыки", – замечает Антон.

Энергия и самоирония – этому, по мнению Батагова, у Наймана мог бы поучиться любой композитор. Ведь последователей и имитаторов у него не может быть по определению. "Дело в том, что в постмодернизме все что угодно заведомо заключается в кавычки. И Найман не заметил, как он сам оказался в кавычках", – поясняет Батагов.

В академических кругах к Майклу Найману относятся, мягко говоря, противоречиво. Например, профессор консерватории Владимир Тарнопольский не взял бы его учиться на кафедру сочинения, но отнюдь не потому, что отказывает ему в оригинальности. Как раз наоборот. "Ни в коем случае! Этому человеку не надо учиться! Есть прелесть в таком композиторском, в хорошем смысле, дилетантизме. И более того, многие авангардные композиторы – полные дилетанты. Самый яркий пример – Ксенакис", – заверяет профессор консерватории.

Найман в этом ряду, конечно, не самый яркий пример. Его новаторство под большим сомнением. Признавая его как блестящего кино-композитора, Тарнопольский вряд ли стал бы слушать его музыку отдельно от фильмов. Профессиональному уху в ней зацепиться не за что. "Не он первый композитор, который занимался цитированием. Он первый, который сделал это на доступном, но достаточно высоком интеллектуальном уровне. Мне кажется, что это очень яркий композитор "не для профессионалов", в самом хорошем смысле. В этом нет ничего унизительного", – считает Владимир Тарнопольский.