07.11.2008 | 11:44

Незавершенный виолончельный концерт Чайковского

Уже много лет подряд в день памяти Петра Ильича Чайковского в доме-музее композитора в Клину проходят музыкальные вечера, на которых звучит рояль великого композитора. Однако в этом году в стенах старинной усадьбы играла виолончель. Поводом изменить традицию послужило недавнее открытие. Среди рукописей Чайковского оказались три загадочные перечеркнутые страницы. Недавно специалисты установили, что это наброски незавершенного виолончельного концерта. Рассказывают "Новости культуры".

6 октября 1893 года Чайковский уехал из Клина. Через десять дней он должен был в Петербурге дирижировать премьерой своей Шестой симфонии. Получилось так, что уехал навсегда. Последний день в Клину он провел с друзьями – молодыми виолончелистами Анатолем Брандуковым и Юлианом Поплавским. Композитор пригасил их к себе телеграммой. "Отправлена с клинской почты: "Ожидаю тебя завтра с Поплавским почтовым поездом. Привези концерт Сен-Санса. Чайковский"", – рассказывает Полина Вайдман, хранитель архива Чайковского. Эту телеграмму она показала виолончелисту Александру Рудину, вместе с набросками виолончельного концерта, который Чайковский не успел дописать.

Чайковский работал стремительно. Перескакивал со строчки на строчку, со страницы на страницу. Непонятным образом эти листы оказались среди стопки нотной бумаги, на которой композитор делал наброски для Шестой симфонии. Заметив на бумаге посторонние записи, композитор перечеркнул их. Но долгое время этот фрагмент считали отвергнутым вариантом финала Шестой симфонии. В этом усомнилась Полина Вайдман. "Какая-то странная фактура записи. У Чайковского три строчки оркестровых набросков – это три пласта оркестра. А здесь же солирующий голос с басом и аккомпанемент. Соло в басовом ключе", – поясняет она.

О том, что Чайковский собирается писать виолончельный концерт, он не раз говорил друзьям. "За два месяца до Шестой симфонии Чайковский в Одессе наигрывал какие-то фрагменты музыкантам, представляя их как будущий Концерт для виолончели", – продолжает Полина Вайдман. Вечер накануне отъезда из Клина композитор провел с Анатолием Брандуковым в беседах о виолончельной музыке. Свой фотопортрет виолончелист подарил музею в начале ХХ века. Александр Рудин стал первым человеком, который его увидел. Рудину в этот вечер выпало выступать в роли Брандукова. Вот уже двадцать лет он играет на инструменте из Государственной коллекции, который ранее принадлежал этому музыканту.

Переложение знаменитого Аndante cantabile из Первого квартета для солирующей виолончели Чайковский написал специально для Анатолия Брандукова. Для него же было написано "Пеццо каприччиозо", для него предназначался и концерт, который остался недописанным.

Читайте также: Ада Айнбиндер о доме-музее Петра Ильича Чайковского в Клину