13.11.2008 | 14:47

Тамара Петкевич. "На фоне звезд и страха"

Писатель и философ Григорий Померанц, который сам прошел сталинские лагеря, считал, что лагерная литература делится на две неравноценные части: истории о гибели души и истории о росте души. Прозу Тамары Петкевич он относит ко второй категории. Свою первую книгу "Жизнь – сапожок непарный" Тамара Петкевич написала, выполняя данное в лагере обещание: когда-нибудь все рассказать. Вторая ее работа "На фоне звезд и страха" посвящена драме обретения свободы. Обе книги, написанные в разные годы, минувшим вечером держали в руках участники творческого вечера Тамары Петкевич, который прошел в Центральном Доме литераторов. Рассказывают "Новости культуры".

Тамара Петкевич не могла не вернуть к жизни хотя бы некоторые имена, обстоятельства прежних лет и судьбы ушедших людей. Так возникли книги ее воспоминаний. "Очень хотелось рассказать о людях. О них никто не узнает, потому что они ушли во тьму. А люди были прекрасные, какой-то другой породы. Вот это, как долг остался", – говорит Тамара Петкевич.

Ее первое документальное произведение "Жизнь – сапожок непарный" увидело свет пятнадцать лет назад. Эта книга вызывала неподдельный шок у всех, кому она попадала в руки. В судьбе одной женщины – целая эпоха. Ее взрослая жизнь началась в страшном 1937 году. Расстрел отца, ссылка мужа, арест в 1943 году, семь лет лагерей – сначала в Киргизии, затем в республике Коми, гибель матери и сестры в блокадном Ленинграде. "Первая книга меня просто сбила с ног. Я ведь очень много читала о лагере, но ничего подобного этой книге, такого поэтичного, такого даже светлого, как ни странно звучат эти слова, я не читала", – признается поэт Лариса Миллер.

Казалось бы, что еще можно сказать о том времени, о тех муках, о миллионах искалеченных судьбах после Солженицына, Шаламова, Гинсбурга? Оказывается, можно. "Я плакал. Когда я вспоминаю свои впечатления о прочитанном – это невозможно, это невероятно! Я верю каждой фразе, каждому слову. И самое главное в подобного рода литературе – а для меня это самая высокая литература, потому что она объединяет полную правду жизни и невероятный талант автора, – в том, что я понял, что имею дело с замечательным крупным, великим прозаиком, писателем", – говорит режиссер Эльдар Рязанов.

Продолжение книги "Жизнь – сапожок непарный" Тамара Владиславовна писала долго. В своей второй работе она рассказывает о том, как складывалась ее жизнь, начиная с 1952 года: как началась творческая судьба в театре Княж-Погоста, как и что она играла на сценах Шадринска, Чебоксар, Кишинева, как искала сына, потерянного в годы войны. Когда отбирают молодость, когда отбирают жизнь – чем еще может жить человек? Надеждой и верой в людей. Об этом продолжение документальной повести Тамары Петкевич, которое она назвала "На фоне звезд и страха".