17.11.2008 | 13:49

Родион Щедрин представляет "Автобиографические записи"

Субъективные заметки на полях истории отечественной музыки. Из печати вышли "Автобиографические записи" Родиона Щедрина. Книга композитора – это, конечно, не исповедь, но, безусловно, честный и часто неожиданный взгляд на собственную судьбу и творчество. Рассказывают "Новости культуры".

До недавнего времени Родион Щедрин был читателем, а сейчас стал писателем. И все-таки, несмотря на сопротивление материала, разбросанного по разным архивам, он опубликовал свои "Автобиографические записи". "Лучше это сделать при жизни самому. По крайней мере, каждое слово, оно соответствует тому, что я думал в тот момент и думаю. Ну вот, это были побудительные мои мотивы", – говорит Щедрин.

В первых строках, а также в середине и в конце книги – слова признания в любви к своей жене, Майе Плисецкой. Щедрин уверяет, что она инопланетянка, ни на кого не похожая. Впервые они увиделись в гостях у знаменитой музы Маяковского – Лили Брик, но настоящее чувство пришло к ним вместе с работой над балетом "Конек-Горбунок". Это был первый балет Щедрина для Большого театра.

Майя Плисецкая в своей книге, которая была написана раньше, уверяет, что Щедрин никогда не завидовал популярности своей жены. Он об этом не пишет совсем. Только – о музыкальности Майи Михайловны, ее неуступчивости по отношению к властям и о том, какой ценный совет дал ему член Политбюро Егор Лигачев. "Меня вызвали в Политбюро, угощали сушками, и только в конце Егор Кузьмич говорит мне: "Передайте Вашей жене, чтобы она Вас не хвалила. Это не тактично"", – вспоминает Щедрин.

Особые страницы книги посвящены отношениям Родиона Щедрина с коллегами и властью. Композитор уверяет, что в стране никогда не было диссидентов от музыки. В то же время Родион Щедрин не согласен с тем, что на его композиторском пути не было никаких преград. Он иногда протестовал. Например, не подписал письмо в защиту действий советских войск, вторгшихся в Чехословакию. Тем не менее, композитор почти ничего не писал в стол. Многие его произведения, пусть и спустя годы, исполнялись в главном театре страны. На них даже водили иностранных гостей высшего эшелона – а это считается высшим знаком качества.

"Жизнь композитора – марафон", – пишет Щедрин. И продолжает: "Мы – не спринтеры; мы – стайеры". В его стайерской жизни было недопонимание с Владимиром Федосеевым, моменты оперативной работы с Мстиславом Ростроповичем. Особые слова благодарности Щедрин отправляет в адрес Людмилы Зыкиной, которая спела его трудную ораторию.

Сочинения, люди, известные и не очень. Это "Автобиографические записи" Родиона Щедрина. "Это, скорее, было самосохранение. Оставить то, что на самом деле было", – говорит композитор.

Андрей Дементьев посвятил Щедрину такие слова: "Я живу открыто, как мишень на поле…". Свои записи Родион Константинович заканчивает главным – признанием в любви Майе Плисецкой.