18.11.2008 | 19:30

Большой театр начинается с занавеса

Театр начинается с занавеса. Архитекторы всех времен относились к этому непременному театральному атрибуту как к лицу театра и потому стремились сделать занавес необычным, единственным в своем роде. Особенно, если это касалось главной сцены страны. После грандиозной реконструкции в Большом театре его сцену будет украшать уникальный занавес, восстановленный по образу и подобию исторического занавеса XIX века. Завтра его представят на суд экспертного совета, а сегодня его впервые увидели журналисты. Рассказывают "Новости культуры".

24 метра в длину, 17 – в ширину. "Возвращение Минина и Пожарского в освобожденную Москву в 1612 году" воссоздают в декорационных цехах Большого театра. "В начале XIX века из Италии к нам пришла мода, идея отражать на главном занавесе главного театра города события из истории этого города. В Италии это было связано со своими условностями, а у нас было найдено и выделено это событие как основное национальное", – поясняет руководитель художников Большого театра Альона Пикалова.

Новый подъемно-опускной занавес стараются максимально приблизить к историческому, созданному в 1856 году к открытию театра после реставрации. "На чем писали художники того периода? Что это может быть? И обнаружили, что это лен качества особого, переплетения. Мы нашли в Большом театре кусочек этого холста и по кусочку этого холста воссоздали на фабрике "Сурская мануфактура" этот материал", – рассказывает руководитель проекта реставрации и воссоздания занавесов Большого театра Андрей Галкин.

На гигантском бесшовном холсте воссоздают почти точное изображение утерянного занавеса по двум документам: фотографии из музея Большого и гравюре 1859 года. "Мы обнаружили, что в этих нишах раньше стояли фигуры обнаженных мужчин. Но в связи с тем, что у нас это был срам, их прикрыли тогами", – продолжает Андрей Галкин.

Над занавесом трудится трое художников, а армия консультантов многим больше. Архитектура, оружие, детали костюма и быта – все исследуется, все подвергается сомнению, в том числе и самими художниками тоже. Преподаватель Академии Ильи Глазунова Владимир Черный собирался писать на Спасской башне икону Спаса Нерукотворного. Догадки о том, что там в начале XVII века находилась именно она, опроверг знаменитый реставратор Виктор Владимирович Филатов. "Он говорит: "Вы думаете там был Спас? Я помню, там был Георгий Победоносец". Георгий Победоносец, который с XV века был на Спасской башне, пятьсот лет простоял. В 1929 году его решили демонтировать", – замечает художник Владимир Черный.

Занавес просуществовал в театре до 1896 года, а потом вышел из моды, так как не все спектакли Большого с ним сочетались. Последний раз он упоминался в 1936 году. Говорят, директор Большого Самосуд и театральный критик и композитор Асафьев просматривали занавесы и наткнулись на "Минина и Пожарского". Тогда у директора родилась идея его использовать. Предлагалось два варианта: или "Жизнь за царя" с обновленным текстом, или новая опера "Минин и Пожарский" с музыкой Бориса Асафьева и либретто Михаила Булгакова.

""Жизнь за царя" превратилась в "Ивана Сусанина", и мы имели ситуацию, когда две оперы с одним сюжетом изображали события 1612 года в 1938 году. И принято было решение "Ивана Сусанина" назначить главной русской оперой. Постановка "Минина и Пожарского" не состоялась до сих пор", – говорит Альона Пикалова.

Увидеть занавес целиком можно только с семиметровой высоты. Авторы говорят, семьдесят процентов живописных работ уже завершено. Остальная часть будет готова к новому году.