19.11.2008 | 13:29

"Записные книжки" Ильи Ильфа. Новое издание

"Памятник Перво-опечатнику", "Ни пером описать, ни гонораром оплатить" – вот немногие из афоризмво, которые "рассыпаны" на страницах знаменитых "Записных книжек" Ильи Ильфа. В них хлесткие портреты современников, смешные наблюдения, каламбуры, рисунки. Свои записные книжки Ильф вел долгие годы. Он был убежден, что писателю без такого "литературного хозяйства" не обойтись, ведь все проходит, все забывается. Вышло в свет новое издание "Записных книжек" Ильи Ильфа. Рассказывают "Новости культуры".

Рычащие любимцы Ильи Ильфа – фаянсовые львы с геральдическими щитами, любимая чернильница, фотография с Петровым. У друзей и соавторов одно время даже почерки были похожи, уверяет Александра Ильф. Она расшифровала все 35 записных книжек отца. Исписанные карандашом, реже – ручкой, большинство из них хранится в Центральном архиве. Несколько книжек, которые оказались дома у Александры Ильф, это почти случайность. "Когда мама сдавала в архив очень много всего, что у нас было, мне было так жалко, что она все отдает, что я прокралась и маленькую книжечку унесла", – признается Александра Ильф.

Ильф, хоть и себя заставлял, и Петрову советовал записывать все и всегда, не мог удержаться от "почеркушек" – как их называет его дочь. Нет-нет, да и мелькнет на страницах то жираф с бесконечным количеством шей, то верблюд с одиннадцатью горбами, то другой невиданный зверь. Рисунки вошли в первое полное издание "Записных книжек", вышедшее в 2000 году. В новой редакции – только записи и новые комментарии к ним. Написать комментарий оказалось гораздо сложнее, чем разобрать почерк Ильфа. Как, например, понять: заяц на Цеппелине? Оказалось, под зайцем на дирижабле был зашифрован всего лишь безбилетный пассажир.

"Оказывается в 1921-м году, действительно, в Италию на Цеппелине прилетел заяц, увешался фотоаппаратами, выдавал себя за фотокорреспондента. Германия подарила Италии Цеппелин. Он не хотел пропускать такой случай, и вообще ему давно хотелось попасть в Италию, погулять там", – продолжает дочь Ильфа.

Записные книжки везде путешествовали с Ильфом, а из книжки в книжку путешествовали его наблюдения. В них есть и коллекция смешных и каламбурных фамилий – Кассий Взаимопомощев, или дантистка Медуза-Горгонер, и фразы, уже ставшие афоризмами: "С таким счастьем и на свободе". Ильф и Петров потом брали интересные находки и удачные детали в свои знаменитые романы. "Они разорваны на цитаты, их все знают, вроде бы, но, как оказалось, их никто никогда не видел целиком", – говорит редактор издательства Владислав Петров.

Последняя тетрадь датируется 1936 – 1937 годами. Это уже не просто записная книжка. Эссе, размышления, остроты – Ильф писал их, когда был уже тяжело болен. Его дочь признается, что это самые ценные из всех записок. Книга жизни Ильи Ильфа, написанная незадолго до смерти, но даже в ней он оставил о себе всего лишь пару строк. Автор самых смешных романов в жизни был невероятно застенчив.