21.11.2008 | 12:23

"Глузский – элемент антиобщественный и беспартийный"

Сегодня исполняется 90 лет со дня рождения народного артиста СССР Михаила Глузского. Лишь немногие роли он считал своими "золотыми" работами. Среди них – "Тихий Дон", "Монолог", "Последняя жертва", "Почти смешная история". Михаила Глузского называли "королем эпизода", но сам он этот "титул" не любил. Предпочитал определение: "актер второго плана" и говорил о себе: "Если кто-то считает себя в кино героем-любовником, то я – рабочая лошадь". Об актере второго плана, но первого дарования, рассказывают "Новости культуры".

"Что стояло на столе и как стояло, это было для папы очень важно, он менял экспозицию", – вспоминает дочь Михаила Глузского Мария Федотова. Одна из самых известных фотографий. Он хотел помочь женщине, упавшей с эскалатора в метро, и в итоге упал сам. Далее – почти как в фильме – очнулся, гипс. Гипс потом сняли, а трость осталась и превратилась в модный аксессуар. За модные широкие штаны и пижонский вид его не раз отчисляли из Школы-студии киноактера. Про себя он тогда говорил: "Глузский – элемент антиобщественный и беспартийный". Он даже пионером и комсомольцем не был.

Сергей Герасимов в своей картине "Тихий Дон" предложил ему на выбор роль положительную или отрицательную – большевика или белогвардейца. Глузский сыграл есаула Калмыкова и доказал, что даже белый офицер может умереть достойно.

Его темные глаза, хитрая улыбка, внешность, от которой словно исходит опасность. Играть бы Михаилу Глузскому одних злодеев и шпионов, а тут вдруг – "Монолог" и роль интеллигентного профессора Сретенского. В 54 года это была первая главная роль Михаила Глузского, на которую его сначала даже и не пробовали. Предлагали, как обычно, персонажа второго плана. Только потом стали говорить: так сыграть не смог бы больше никто. "Его не утвердили, предположим, на какую-то роль, а актера его же плана утвердили. После этого самое жесткое, что могло быть: "Я мог бы сделать это точнее"", – рассказывает сын актера Андрей Глузский.

Лишь однажды для него написали сценарий. Это был фильм "Почти смешная история". Но и в этой истории его опять долго не утверждал режиссер. Ни объем роли, ни количество строк для Глузского, словно, не имели значения. Он волновался, сомневался даже в крохотном эпизоде. Он знал, что должен сыграть безукоризненно.

Так было и на сцене. Сорок лет он прослужил в Театре киноактера, сыграл у Фокина в спектакле "Карамазовы и ад" и оставил легенды о том, как надо готовится к роли. "Во-первых, вся роль переписывалась от руки всегда, подчеркнут цветными карандашами свой текст, текст партнера. Казалось бы, это мелочь, но сегодня так не работают", – замечает Валерий Фокин.

Мария Миронова сама выбрала его для спектакля "Уходил старик от старухи". Глузский потом скажет: "Вот только в жизни получилось наоборот. Старик остался". Он не любил эпитетов: "великий", "гениальный". Своей главной наградой считал "Нику" за роль второго плана. Он гордился званием народного артиста и мечтал о том, что когда-то в театре появится пьеса специально для актера Глузского. На свой последний спектакль Михаил Глузский сбежал из больницы, играл уже тяжело больным, но говорил, что зрителя он не может подвести.

К 90-летию со дня рождения Михаила Глузского телеканал "Культура" подготовил ряд программ. Сегодня в 19.55 смотрите документальный фильм из цикла "Острова", а в 20.35 – художественную ленту "Монолог".