21.11.2008 | 14:40

Современное искусство "Без дистанции"

Название выставки художника Вадима Захарова "No distance" звучит почти как призыв. "Не устанавливать дистанцию", не противопоставлять различные культуры – это призыв к единению или к уплотнению. Активный участник московского концептуализма берется продемонстрировать, чем может обернуться принудительное уплотнение художественного пространства. Рассказывают "Новости культуры".

Название выставке Вадима Захарова "No distance" дала одна видеоработа. Захаров в сутане Пастора Зонда и американский художник Майкл Гримальди соединили свои руки скотчем. Один рисует, другой снимает процесс на камеру. Художник, модель и продукт творчества – в данном случае все эти понятия сливаются. Однако насколько серьезен отказ от дистанции для деятеля концептуализма – направления, в котором так ценятся рефлексия и ирония? "Вроде бы, концептуализм должен быть аналитичным, но это не случай Вадима Захарова. Поэтический характер – мне кажется, это название об этом", – полагает арт-критик Екатерина Деготь.

Некоторые работы сделаны в Риме. Вадиму Захарову, который так любит культурные и религиозные ассоциации, было чем заняться в вечном городе. Он прикасался к скульптурам Ватикана и решеткам исповедален. Верхняя часть изображения – красота формальная, нижняя – документация акции. Фото руки художника, касающейся святынь, и слепок. "То, в чем всегда упрекали концептуальную школу, – возвращение к пластическим ценностям", – говорит куратор Иосиф Бакштейн.

Вадим Захаров не любит слово "инсталляция". Предпочитает ему самодельный термин "гарнитур". Так он называет ансамбль, где все взаимосвязано. На первом этаже галерее – убедительный пример. Две визитные карточки русской культуры – иконопись и авангард – Вадим Захаров склеивает западной религиозной живописью. Свой гарнитур он назвал "Святой Себастьян", потому что авангардные треугольники пронизывают иконописные престолы, как стрелы – католического мученика. Перед рабочим местом евангелиста Вадим Захаров рассыпал овсяную крупу.

На новые работы Вадима Захарова пришли посмотреть старшие братья-концептуалисты: Андрей Монастырский и Никита Алексеев. "У Осипа Мандельштама гениальное есть стихотворение. Тяжесть и нежность. Намного меньше нежности, чем раньше", – замечает Алексеев.

Герой многих произведений этой выставки – Пастор Зонд. Ролевая маска, которая десять лет служила Вадиму Захарову верой и правдой. Продолжения, увы, не будет. "Это последняя акция пастора. Я оставил пасторскую сутану в соборе святого Петра", – замечает художник. Маску пастора Захаров решил заменить маской бомжа. "Попытка быть бездомным" – так называется последняя работа на выставке "Без дистанции".

Читайте также:
Вадим Захаров и его "гарнитуры"