26.11.2008 | 12:49

Евангельский цикл Николая Ге реставрируют в Третьяковке

"Будить в человеке человеческое, заслоняя пошлость жизни" – так определял миссию художника Николай Ге. Жертвенное стремление к высшей истине стало главной темой творчества мастера, воплощенной в знаменитом цикле "Страдания Христа". Святейший Синод обвинил живописца в "вульгаризации" Евангелия. Лев Толстой назвал "Страдания" эпохой в христианском искусстве. Работы этого цикла находятся в собрании Третьяковской галереи. В течение трех лет, к 180-летию со дня рождения мастера, сотрудники музея планируют отреставрировать все его полотна. "Первой ласточкой" стала картина "Суд Синедриона". Рассказывают "Новости культуры".

Долгие годы реставраторы считали, что у этой картины "асфальтовая болезнь", которая вызывает текучесть красок. Этой болезнью во второй половине XIX века страдали не только произведения Ге, но и работы Репина, Куинджи. Дело в том, что художники использовали асфальтовые краски на основе битума, который оказался вредным для картин. Их поверхность быстро темнела. "Считалось, что Ге тоже применял асфальтовые краски, и по этой причине картина переживает такие перетурбации. Если вы видели ее до реставрации, то вы видели пузыри, которые лопались, и там возникали грунт и холст. Оказалось, что битума в этой картине нет", – поясняет специалист по творчеству Николая Ге Татьяна Карпова.

Причина болезни оказалась иной. Картины Евангельского цикла Николая Ге вызывали неоднозначную реакцию у публики. Сам художник неоднократно переписывал образ Христа, так что на полотне неравномерно распределялся красочный слой. К тому же холст оказался довольно тонким, чтобы удерживать такую массу. Начались деформации, на полотне стали образовываться трещины и пузыри. После смерти Николая Ге его сын отправил картину в усадьбу Льва Толстого, который был поклонником художника. "Дочь Толстого, художница Сухотина попыталась эту картину привести в какой-то относительный порядок. Потому что, естественно, она прибыла, накатанная на вал. Здесь есть свидетельство этого путешествия, потому что полотно было накатано на вал и проложено газетами", – рассказывает главный хранитель Третьяковской галереи Екатерина Селезнева.

Газетные строчки настолько слились с красочным слоем, что их не удалось удалить даже после реставрации. Тем не менее, это не мешает восприятию картины, а напоминает о ее сложной судьбе. Да и сама реставрация стала возможной благодаря технологиям XXI века. "Нашей первой задачей было немножко размягчить рунт, красочный слой, чтобы он был пластичным, чтобы жесткие сломы, оседания могли выпрямиться и принять первоначальное положение", – говорит заведующий отделом реставрации масляной живописи Третьяковки Андрей Голубейко.

Затем нужно было зафиксировать результат и дублировать картину на более плотный холст, который может удержать большую массу красочного слоя. Реставраторам даже пришлось увеличивать размер вакумного стола, который по размеру оказался меньше картины. К нему были приделаны металлические пластины. Во время реставрации использовались только натуральные материалы и просчитывались физические законы существования холста. "Нагревается стол, предмет расширяется, что дает возможность уложить приподнятости и склеить рыбьим жиром, который хорошо связывает красочный слой", – продолжает Андрей Голубейко.

После этого картину тонировали. Осталось только поместить ее в раму. Предполагается, что к юбилейной выставке Николая Ге будет отреставрирован также зал художника в Третьяковке. И тогда все работы мастера будут представлены в лучшем виде.