27.11.2008 | 11:47

Контратенор Терри Барбер выступит в Москве

Сегодня в Москве выступит американский контратенор Терри Барбер. Концерт, в котором также примет участие ансамбль Opus Posth под руководством Татьяны Гринденко, пройдет в рамках юбилейного фестиваля искусств "Арт-ноябрь". Обладатель самого редкого и необычного голоса, Барбер разрушает не только привычные представления о мужском вокале, но и репертуарные стереотипы, переходя от шедевров высокого барокко к музыке в стиле "чилл-аут". В программе его сегодняшнего выступления сочинения Генри Перселла соседствуют с опусами ныне живущих композиторов России и Латвии. Рассказывают "Новости культуры".

Терри Барбер выглядит, как резидент разведки: шапка, темные очки и шарф, под которым контратенор скрывает свой хрупкий голосовой аппарат. "В Москве холодно и сыро. Поэтому я не настаиваю на показах всяких. Я за него очень боюсь", – признается Татьяна Гринденко. Голос контратенора капризен. Сам контратенор, наоборот, мил и обаятелен. В лицах рассказывает, как случайно обнаружился его редкий высокий голос: "После того как у меня прошла ломка голоса, я понял, что высокие мальчишеские ноты никуда не исчезли. Только появился низкий регистр. Но никто, кроме меня, об этом не знал. И когда мой учитель сказал поработать над арией Перселла, написанной для контратенора, я спросил его, в какой октаве петь. В ответ учитель очень удивился и сказал, что у меня редкий голос. Надо заняться им всерьез".

Барбер послушался. Четыре года назад он дебютировал в самом престижном зале Америки – Карнеги-холле, работал в Метрополитен-опере с Пласидо Доминго. Он преисполнился уважением к современной музыке. Поэтому, когда Татьяна Гринденко отправила певцу ноты "Магнификата" Владимира Мартынова, Барбер тщательно послушал и согласился. "Я сразу влюбился в эту музыку. Она очень интеллектуальная. В ней столько скрытых смыслов, слоев. И каждый раз просто открываешь что-то новое и думаешь: а вот этого я не замечал", – говорит контратенор.

Владимир Мартынов с удивлением обнаружил в Барбере идеального исполнителя своего сочинения, хотя пятнадцать лет назад писал "Магнификат" для другого контратенора – Дэвида Джеймса. "Мы тогда фанатично были настроены в стиле старой музыки. И немножко кренили в эту сторону, а сейчас играем в языке, которым он был написан", – поясняет Татьяна Гринденко.

И в жизни, и на сцене Барбер далек от шаблонов. Он не похож на других контратеноров. "Они подсели на иглу аутентичности, и она превращается в обязанность и схоластику. А здесь больше естественности", – говорит Владимир Мартынов. Для того, чтобы ее оценили в Москве, Барберу приходится кутать свое драгоценное горло.

Все материалы о фестивале>>>

Читайте также: Михаил Фихтенгольц о контратеноре Терри Барбере